Сказки Мудрецов


  Главная > Библиотека Сказок Мудрецов > Сказки Гостей 1 > Мистерии Инги Ruzha >  


Карта сайта

Поиск


Оставьте это поле пустым:
расширенный поиск





Феано

Галактический Ковчег

РумимуР

Рифмы Феано

Сказки суфиев

Волшебный Остров Эхо

Эзоп



Inga Ruzha   - стихи

Проза

Так и захлопнется Вечности старый альбом...

 

Ты исчезаешь каплями дикого мёда.
     В летних зрачках снова прячется зноя ночлег.
           Тихо качается маятник: время – не время…
                    Падает радужной вспышкой приснившийся снег.
                            Дождь размешает ладонями эти раскраски.
                                    Времени чистая гладь станет белым листом.
                         Снова на нем запестреют любимые сказки.
            Так и захлопнется Вечности старый альбом.

 

 

Ф А Т У М

Я хотел бы подарить тебе счастье
То, которое никто не оспорит.
Только сердце часто рвётся на части.
Так как видимо я создан для горя.

А РОЗЕНБАУМ.
« На плантациях любви.»


Да, да…Я помню этот бал.
На нём нам Фатум наливал
Своих садов златые вина.
/Он всех тогда околдовал./

Швыряя рифмы так и этак,
Целуя строки как кокеток
Любви тончайшую вуаль…
Он как Амур был очень меток.

Он был несносно зол и мил.
Он с нами рифмой говорил,
Лия елей на струны арфы.
/Вот он меня и одарил…/

Я помню, помню этот пир

Какие Гении сидели
Со мной за Фатума столом!
Сейчас ряды их поредели.
Стоит пустынным древний Дом.
Там был один великий странник
С летящей мыслею орла.
Печатью Фатума – избранник-
С петлёй на шее Сатана.
Петля божественной струною
Спадала с песнею на грудь,
Кусая, жаля, отравляя…
Он не желал её стряхнуть.
Две бездны в огненных глазницах
Смотрели горестным стихом.
Что Думы? - Яркие блудницы-
Вы не прельщаетесь Грехом?
Он стал вам скучен зла эпитет?
Какая Правда гложет Ум?
Так что же Фатумом убито?
Зачем огонь Войны задул?

Ему я чашу отдавала…
Какое мраморное Дно
В нём Лета * тихо омывала!
Каким морозом жгло оно!

Он вместе с чашей пальцы тронул.
И взглядом в душу окунул.
Какое траурное лоно!
Какой печально мягкий гул!
Петля невидимой струёю
Коснулась сердца тишины.
И Фатум сильною рукою
Соединил вдруг две Мечты.
Железный взор опять очнулся.
Поплыл расплавленный свинец.
И кокон Духа развернулся.
Вот так Начало? Иль Конец?
Фатальный пир и стал фатальным
Для двух казнённых. Две Судьбы
Сидели на пиру венчальном,
Дивясь фантазиям Судьи.**

И снова снежная равнина
Вдруг засверкала красным льдом.
После Венчания Могила
Нас разлучит своим клыком?!

Он снял с себя венец терновый
И, вырвав острый, длинный шип,
Со взором любяще суровым
Стихом вонзил его в мой щит.
Он снял фату с волос невесты.
Свой поцелуй запечатлел.
И принц как Вечность древней Бездны
В могилу первым полетел.


Он знал заранее наш Жребий.
Он показал за чашей Дно
Всех вечных Каторги мучений.
Шипами выстлано оно.


Я помню, помню этот бал.
Коварный Фатум наливал
Своё вино в златую чашу.
Он в ней нам Судьбы раздавал.
Но с ядом подал только нашу.

29 июля 1997.


*Лета – река забвения в подземном царстве. Души умерших, отведав воду из Леты, забывали о своей земной жизни.

**Судья – имеется в виду закон кармы.
 

Х Р О Н И К А

Часть первая

ОНА сияла одиноко,
Отцовских дум запретных ДОЧЬ.
Звезда небесного Востока,
Тебя взрастила боли Ночь.
Глаза полны вечерним небом.
Смотрели на седой поток.
И слёзы алые от крови
Губили солнечный цветок.
Эфирных сфер качались гроздья.
Богиня Солнца и Луны
В лиловом облаке заката
Судьбы тушила все огни.

…У Личности свои причуды
И цепь кармических кругов.
Но Гордость – вирус не простуды.
Он – Враг для Высшего миров.
Он создаёт свои законы.
К благоразумья глух словам.
(чужая воля что оковы)
Непримирим к другим богам.
Рождённый тайно вне закона,
Печать молчания хранит.
Но Жизнь Творящего в неволе
На плечи давит что гранит.
В руках поёт немая глина.
Вселенных нить прядёт душа.
Прекрасна Истины Задача.
Но плен зарежет без ножа.
Восстать. Уйти. Всем бросить вызов.
(Пусть капк рождался Антимир.)
Из Хаоса создать творенье
И в нём самой устроить пир.

Она всесильна, Дочь Изиды.*.
Она богата как Отец.*
Богов Родители, пустите!
Снимите таинства венец.

Мольбой пылали звуки арфы.
Надежд напрасные «постой».
Ей стало тесно в отчих гротах.
Подобен смерти Дум застой.
Она восстала как и должно.
У Тайн глубокие сердца.
И перестроить невозможно
Рождённых вне ЕГО Кольца.*


*Изида – Природа.
*Отец – Бог, Высший Разум.
* вне ЕГО Кольца – ИЗВНЕ, Вне Законов, за гранью божественного влияния.


ОТЕЦ смолчал, прищурив око.
Законы подняли копьё.
И вместо звёзд над головою
Теперь кружило вороньё.
ЕЁ одну пытала Вечность.
Ей сердце рвали времена.
Веселий умерших плясунья,
С иных миров твоя струна.
В тебе звучит иная песня.
И сердцу дорог каждый слог.
Т – заблудившийся изгнанник
И Космоса другого бог.
Дитя забытых совпадений.
Из Древности твой сделан шаг.
Ты грезишь з д е с ь нездешним светом.
Для окружающих ты – Враг.

Любовь и ненависть отбросив,
Она взлетела, но куда?
Дороги все кончались ОСЬЮ
Во чреве звёздного Кольца.
Где те ВРАТА, что знают ИЗВНЕ? –
Его структура - пламень вод.
Там совершенств иные формы.
В нём гармонический разброд.
О нет ! Совсем не хаос Бездны.
Есть математика основ.
Но форма формулы Созданья
Без принудительных оков.
Она рвалась. Она страдала, -
Моей души златая ось.
Её звала струна Начала,
Чей звон возник в слияньи гроз.
Ей предназначен Космос Мысли.*
Изнанки* хмурится чело.
Оно украло выдох жизни.
Так как отдать теперь его?
Хоть Тайна спит. Она мертва.
Чужого Космоса забвенье
Не растолкает «мертвеца».
Чужих ей чуждо вдохновенье.
З д е с ь боги с завистью глядят. –
И н о й творит совсем иное.
И нет желанья отдавать
Ими не понятое поле.
Закапсулированый гром,
Одетый в грани геометрий,
В закрытой сфере возмущён:
З д е с ь всё умрёт в стенах безверий.

*Космос Мысли – тонкие высшие поля, иные вселенные, созданные иными силами или богами.
*Изнанка – материальный мир.



…В материальность Явь* спихнув,
Ей боги место указали.
Глазами гордости сверкнув,
Уста привычно промолчали.
Подняв Войны* разящий Меч,*
Богиня рассекала сферы.
Её звезда, печали высь,
Была полна Великой Веры:
Она уйдёт в своё Кольцо…
Или умрёт среди развалин.
Ведь у Судьбы ЕЁ лицо. –
Чужой фантом уже подавлен.

*Явь – ЕЁ реальность.
*Война – вечное противостояние.
*Меч – ЕЁ душа.

1997.


Часть вторая

Планетный Демон, сам Урпарп,
Романтик злого вдохновенья,
Смотрел на каменный восход. –
Чужой Судьбы момент затменья.
Он видел, как металась Ночь
В душе, что жаждала Свободы.
Как от СЕБЯ бежала прочь,
Рождая духа гнева ноты.
Как у Кольца сжималась Ось
От Мыслей. – Яростные грозы.
И кровь была на месте рос.
И алый цвет имели слёзы.
Она была что плоть звезды.
У взгляда молний разговоры.
У Дум запретные мечты.
На них суровые затворы.
Но Сердце? Вот к загадке ключ.
Оно имело тень короны.
Но в мраке окружавших туч
Оно скрывало все Основы.

…У Любопытства зоркий глаз.
А Скука подтолкнёт к стремленью.
И вот уже созрела мысль.
И тянет силой к развлеченью.
Что дела до чужой беды? –
Все дьяволы полны презренья.
Но коль полны презреньем вы,
Их вздох дрожит от оживленья.
Ни Враг, ни Друг. Философ может?
С чем подступиться? Как увлечь?
Души желать было бы глупо.
Какою Силой полон Меч!
Он удивлён .Он озадачен.
Клокочет в восхищеньи Тьма.
И что-то помнит его сердце.
В его глаза глядит Судьба?
Он гонит ласку наважденья.
Но Жизнь не терпит пустоты.
Ваятель солнечных затмений,
О чём задумался вдруг ты?
Тиски каких древнейших пыток
Души сдавили больно плоть?
Романтик? (Дернул же нечистый!)
Ох, атавизма бога кость!
Любовь? Глупее нету слова.
Он возмущён: глубокий бред.
Но дух пытался вспомнить снова
Давно забытый сердцем след.
Когда-то где-то что-то было.
В прошедшей вечности войне.
И галактическая нимфа
Уже была в его Судьбе.
Увы, увы…Опять по кругу
Бежит развитья колесо.
И чьею гневною насмешкой
Тебя сюда вновь занесло?

Пока он размышлял над этим,
Она пронзающей стрелой
Упала в забытьи на Землю.
Всё. Память увенчалась мглой.
Богиня смертной стала? Боги!
Урпарп взметнулся СИЛОЙ в Ночь.
Пусть плачет Бездна. Но с Великим
В войну он поиграть не прочь.


*********

В деревне люди говорил,
Что Габриэлла, сирота,
В лесу одна бывать любила.
Науку знала колдовства.
Её изба пропахла ветром,
Луной и солнечным огнём,
Отваром ведьминым и зельем,
Сухой пустыней и дождём.
Она была тиха как Осень.
Красива странною красой.
В её глазах плескались ночи
С небес волшебною звездой.
Рассвет томился в тёмных косах.
Был знойным полдень на щеках.
Но дум престранные вопросы
Молчали на немых устах.
И сколь добра не делай людям,
Неблагодарность плата их.
Что непонятно, то престрашно.
И Проза им родней чем стих.
У Зависти могучи плечи.
И поступь сплетен тяжела.
И кто-то знал, что скоро свечи
Зажгут Судьбу её костра.


Он набожен и молод был,
Благочестив и очень скромен.
И кто-то где-то рассудил,
Что он доверия достоин.
Епископа дарован сан.
Стал уважаемым и строгим.
И старый был отстроен храм.
И кровь нашёлся всем убогим.
Любовь, почёт, богатство, власть…
Чего ещё желал бы смертный?
Но тайна духа, то напасть.
О бытие! Ты червь презренный.

К нему колдунью привели.
Суда потребовали, смерти.
Но лишь в глаза её взглянул,
И закачались смысла тверди.
Пред ним немая ведьма лун
Стояла на коленях тихо.
Крылами кто над ней взмахнул?
Людских угроз вскричало иго.

Захохотали небеса.
Вот и расплата за Восстанье.
Убей её своей рукой. –
Изыскан гнев Предначертанья.

Он сам колени преклонил.
И в поцелуй сомкнулись губы.
Но Крест в грехе их обвинил.
И были прокляты их Судьбы.

Костёр сожрал земли тела.
Но Хохот всё же захлебнулся.
Бессмертна памяти душа.
И Космос тихо улыбнулся.

1997
 
 
 
 
ШАМАН И ТАЙНЫ ДВУХ ИЗУМРУДНЫХ СЕРДЕЦ.


ВЕЧНОСТЬ протянула ладонь, показывая Время. ТРИ МИНУТЫ!
- Видишь ли?
- Вижу… - Струящееся облако души умершего безучастно следило за разворачивающимся действом.
Дыханием сорвало Первую Песчинку. Она повисла в пространстве ярким голубым шаром, чуть подрагивая и постанывая.
Вся Жизнь развернулась длинным пергаментным свитком.
- О-о! – Тихо удивилась Вечность.
- Ну-с, подруга, препятствовать не станешь? – Смертушка вопросительно смотрела на хранительницу Времени. – Экземпляр-то хорош.
- Не суетись, дорогуша.
Смерть недовольно сдвинула брови, отхлебнула тёрпкого вина из странного бокала и сунула в рот большую клубнику с хвостиком.
- Бюрократка!
- Да отдохни, ты! – Не выдержала та. – С клыков кровь капает! Не тошнит?
Смерть обиженно поперхнулась, сплёвывая зелень от ягод, громко засопела, вытирая губы.
- Первая минута истекает. – Ехидно проговорила она. – А ты никак не налюбуешься на эту витиеватую жизнь очередного смертного.
- Посмотри, какие узоры. – Вечность задумчиво покачивала головой, рассматривая свиток.
- Да таких узоров у меня полные МЕШКИ! Хошь покажу? – Смерть похлопала себя по оттопыривающимся карманам затрёпанного балахона.
- Знакомые завитки, те же линии, краски, оттенки.
- Подруженька, родная моя, открой Врата. Знаю я твой высокохудожественный вкус. ТРИ МИНУТЫ в Песню превратишь длинною в саму себя.
Вторая Песчинка из песочных Часов Времени тихо закружилась по пространству, ища выход. Смерть хищно заулыбалась, перебирая когтями костяные чётки.
- Мой будет.
- Тошнотворная ты особа. Сколько с тобой в одну ИГРУ играем, а манеры и повадки всё те же. Не интересно же!
- А у меня один интерес...
- На дыбу и в КАРМАН!
- Просто и без лишних хлопот. А вот ты – извращенка!
Вечность весело рассмеялась.
- Я так люблю тебя!
Смерть снисходительно улыбнулась на это бесхитростное признание.
- Да знаю я. Поэтому и терплю твои творческие изыски. Но чем этот смертный привлёк твоё царское внимание?
Она склонилась над беспомощной Душой, пытаясь понять заинтересованность Вечности. Лёгкое крылатое существо интуитивно сжалось в комок, но всё же твёрдо взглянуло в глаза беспощадной СИЛЫ.
- Ишь ты. – Хмыкнула та и задумчиво сунула руки в КАРМАНЫ. – Действительно нечто знакомое. Плавало по КАРМАНАМ. До сих пор дыры штопаю!
Вечность лукаво подмигнула озадаченной подруге.
- Показать?
- Упаси боже! – Передёрнула Смерть плечами. – Крестница?
Третья и последняя Песчинка готова была двинуться с места. Но Вечность знала всё, что могло удерживать Время, растягивать или сжимать его, а то и вовсе убрать в нужный момент.
- Нечестно играешь. – Нахмурилась Смерть. – Не держи Песок!
- Не отдам Его! – Хранительница Врат Жизни и Смерти почти враждебно взглянула на собеседницу.
Смерть дико расхохоталась.
- Да, Матушка… твоя Фантазия действительно безгранична!
ОНИ повернулись к ожидавшей приговора Душе.
- Вернуться хочешь? – Спросила Вечность.
Ответ был отрицательным.
- Кака-ая умница. – Ухмыльнулась Смерть, протягивая руку.
- Стоять! – Вечность грозно встала между Душой и Смертью.
Та молниеносно прыгнула на широкие плечи Вечности.
- Шалишь, дорогуша. – Хранительница легко стряхнула грузную Фигуру.
Смерть белой медузой стекала на пол. Вечность тихо обнажила Сердце. Изумрудное ядрышко горошинкой скатилось в ладонь Хранительницы.
Вздрогнули крылья. Душа подняла голову.
- Да!
- Ой, дурак! – Смерть сочувственно покачала головой. – Намаешься ты с э т и м ПОДАРКОМ! А у меня - покой, тишина, птички райские в садах нефритовых…
- Вороны да стервятники на крестах мраморных. – Брезгливо сказала Вечность.
- Дизайн, конечно, можно и подкорректировать… - Сладко заулыбалась Смерть.

Душа смертного осторожно приблизилась к Хранительнице. Та с пониманием кивнула и подбросила вверх изумруд.
- СМОТРИ-и… - Её голос стал физически ощутим. Пространство вздрогнуло, потекло молоком и заполнило все клеточки чуть испуганной Души.


Шаман устало прикрыл глаза, откидываясь на высокую спинку стула.
- Я получил Дар. Мгновение и всё стало вдруг таким понятным, ясным, близким, родным…каждая нить Пространства, каждая Мысль, каждое Действо…ВСЁ.
Но… то единственное, чего бы я желал более всего, вдруг ускользнуло, исчезло. Стало неуловимым. Помню лишь одно слово «КРЕСТНИЦА».
- Ты влюблён в неизвестно кого! Бесплотный дух, Мечта… Полный бред! Крестница, гм… А ведь тебе давали совет не брать подарок.
- Не знаю. Что-то нашло. Затмение. Шок. Но ЭТО было ТАК КРАСИВО! Бездна… падение… взлёт… странная Душа. И всё ЭТО есть одна ОНА.


13 июня 2006.
 



Галактический Ковчег Войди в Нирвану! Рейтинг SunHome.ru

Технология: Optimizer
Хостинг на Parking.ru