Сказки Мудрецов


  Главная > Библиотека Сказок Мудрецов > Сказки Гостей 2 > Сказки Аэлиты >  


Талисманы изобилия
Карта сайта

Поиск


Оставьте это поле пустым:
расширенный поиск





Феано

Галактический Ковчег

РумимуР

Рифмы Феано

Сказки суфиев

Волшебный Остров Эхо

Эзоп



Аэлита 

 

 

 

О боги, боги, за что мне чаша эта.
    В руках, груди томленье - так тяжела она
        И трудно поднести ко рту - огромна так
            И солнце, небо, холодные края ее закрыли
     Глоток лишь нужен, жажда, жажда губит,
Но чтоб глоток испить - полмира поднимаешь

Адрес: talis22@bk.ru

 

 

Я ищу сотрудничества с галереями и творческими людьми. Делаю очень необычные картины в авторской технике для украшения интерьера. Это - картины-талисманы, гармонизирующие пространство и приносящие удачу.


Эти работы выполнены в оригинальной технике, в основе которой лежит гильоширование (выжигание по ткани). Материал картин – шелк, парча, органза, мех и этот выбор не случаен. Издревле эти материалы считались знаком императора и символизировали связь человека с некоей божественной силой.


Различное расположение долевых линий в работе дает потрясающий эффект – при попадании света на полотно картины она бликует, меняет цвет и создается впечатление существования нескольких самостоятельных вещей, объединенных общей темой.

 


 

 


ВОСКРЕСНАЯ  ПРИТЧА



- Земля, дай мне взлететь. Не притягивай меня к себе, - попросил Человек, - ты сковала из притяжения прочные цепи и заточила меня в прозрачный шар. Я знаю, как хрупок он и я сделаю все, чтобы уберечь его. Но отпусти меня. Я не хочу метаться в твоей атмосфере словно газ зажатый в красивом воздушном шарике .Я хочу взлететь.

- Тогда зачем я нужна тебе? - удивилась Земля.

- Чтобы оттолкнуться, - сказал Человек.

Земля задумалась. Она очень хотела помочь Человеку, но не знала готов ли он принять ее помощь. Она осторожно спросила у него:

-Ты хочешь все время лететь?

-Я хочу жить. Земля, ты знаешь, что такое жить?

Земля молчала. Она знала о жизни все и потому молчала.
- Не молчи, скажи, как есть, - попросил Человек

-Тебе будет больно.

-Я готов к этому. Что такое жить?

-Жить - это все время лететь. Однажды я попросила Солнце: " Не притягивай меня к себе. Уже столько времени с огромной скоростью я летаю возле тебя, заламывая свои крылья в клетке орбиты. Не держи меня больше. Дай мне улететь. Я словно голубой шарик в руках маленькой капризной девочки. Я глубоко ценю твой свет и заботу, но дай мне возможность испытать полную свободу. Я хочу улететь".

- Тогда зачем я нужно тебе? - спросило Солнце.

- Чтобы оторваться. Я не могу понять состояние полета и его полноту без точки отсчета.
- Значит, ты хочешь умереть.

- А ты, знаешь, что такое смерть? - спросила Земля.

Солнце молчало. Оно знало о смерти все и потому молчало.
Не молчи, скажи мне, как есть - попросила Земля..

-Тебе будет трудно.

-Я справлюсь с этим. И я уже готова.

- Смерть - это когда ты сумел оторваться. Ты не знаешь еще, что будет потом и все, что у тебя есть - это точка отсчета, которую ты оставил позади.

Я сделало это когда-то. Я твоя мечта, Земля, посмотри на меня внимательно. Все это время я умираю. Я умираю, пока живешь ты. В своих снах я молю Галактику - мать забрать меня обратно. Я прошу ее: "Притяни меня к себе. Мне так холодно на самом краю твоем. Я медленно остываю, теряя драгоценное тепло, которое ты когда-то подарила мне.
Скоро я не смогу дарить жизнь тем, кто все это время нуждался во мне. Не лишай меня своего света, возьми меня в сердце свое и прости. Я приду к тебе холодной тающей капелей. Но я жду этой встречи. Я давно готово".

- И что она ответила тебе? - спросила притихшая Земля у Солнца.
- Ничего.

- Может, она не услышала тебя?

- Нет. Мать слышит все, что говорят ее дети. Просто она была очень занята в тот момент. Она стояла ко мне спиной и всматривалась в даль. Она что-то ждала оттуда
Земля не сводила глаз от Солнца. Ей вовсе не мешал его свет, и еще она перестала вдруг чувствовать тупую боль в крыльях от тесноты орбитальной клетки.
"Надо же", отметила про себя Земля, "Никогда не думала, что ему так холодно. Оказывается, все это время оно умирает. А сколько света успевает посылать нам. Сколько света…".
- Но потом, - продолжило Солнце, - мать все же ответила мне. Не оборачиваясь, она сказала мне.
- Ты уже соскучилась, дочка? Подожди, я скоро протяну тебе руку, и ты побежишь ко мне. Я жду, когда вернется твой отец. Он отошел к ближайшему киоску за воскресной газетой. Он скоро вернется и даст мне знать.  Я протяну тебе руку, и ты побежишь ко мне, моя радость. Только, пожалуйста, не упусти свой прекрасный голубой шарик. И еще. Знай, мое маленькое солнышко, я очень люблю тебя.

- А что такое любовь? - спросило Солнце у Галактики.

Галактика молчала. Она всегда знала о любви все и потому молчала.
- Скажи мне как есть.

- Тебе будет грустно.

- Но я сумею справиться с этим. Те, кто дарит жизнь и знает все о смерти, вполне готовы понять, что значит любить.

- Любить - это суметь отпустить от себя самое дорогое. Это священное умение ждать. Посмотри какое прекрасное слово - ждать, все равно, что жизнь дать.
Твой отец - Великий Космос. Я все время жду его, внимательно прочитывая его знаки. Он очень занят и так редко может позволить себе отдых. Но иногда мы можем позволить себе отправиться на праздник, как сегодня, например.

- Мы пойдем на праздник?! - маленькая девочка подпрыгнула на месте. Ее рыжая копна волос взметнулась лучами во все стороны.

- Мама, но почему мы сами не можем быстрее подойти к отцу?

- Это не возможно, - ответила Галактика. Он находится внутри меня и тебя. А мы лишь малая часть его. Он знает, что надо делать. И он скоро даст мне знать. Смотри внимательно на меня, я махну тебе одним из своих рукавов и, пожалуйста…
- Не упусти свой прекрасный голубой шарик - быстро добавила девочка, - да он только и делает, что рвется изо всех сил. И зачем я его взяла с собой!

х х х


Отец немного запыхался. Был жаркий воскресный день. С океана дул чудесный бриз и все флаги в городе трепетали как паруса. Город готовился к празднику, который должен был состояться вечером, на одном из самых больших стадионов. Все ожидали грандиозное представление, посвященное дню города, к которому готовились долго и тщательно.
- Почему так долго, дорогой, - в голосе женщины была особенная теплота.
-  Возле киоска скопилась большая очередь. Представляешь, о чем пишут сегодня все газеты. Я не поверил своим глазам! Оказывается, сегодняшнее представление, куда мы все спешим, и где собрался уже почти весь город, устроено в честь одной единственной семьи. Ты только вдумайся в эти слова: одной единственной семьи, а не как в честь города, как мы с тобой думали
- Какой семьи? - удивилась женщина.

- А вот, послушай: "Сегодня в 18.00 на главном городском стадионе состоится... так, так, а вот здесь… представление посвящается одной удивительной семье, достойной занять на нашем празднике почетное место, двоеточие Высокому статному мужчине в черном, его ослепительной жене в мерцающем млечном платье и их маленькой рыжеволосой девочке с голубым шариком в руке, который все время пытается улететь, потому что наполнен ЧУДЕСНЫМ ГАЗОМ".
Папа растерянно опустил газету и стал вдруг пристально осматривать свою семью.
- Дай мне, - женщина выхватила газету и внимательно изучила странное сообщение, - потому что наполнен ЧУДЕСНЫМ ГАЗОМ, повторила она и уставилась на мужа.
- Но… но, дорогой, тебе не кажется, что…
- Мне кажется, что… - перебил ее мужчина, но застыл на полуслове
- А мне кажется, что мы должны как можно быстрее отправиться на этот праздник. Иначе мы просто опоздаем, - решительно сказала маленькая рыжая девочка и потащила маму, папу и упрямый голубой шарик за собой.

- Наконец-то эта семейка сдвинулась с места, - подумал шарик, - еще немного и я полетел бы туда один.
- Ну, вот и все, - тихо сказал себе ЧУДЕСНЫЙ ГАЗ, - какое чудо просто лететь на праздник, даже если ты находишься в тесном голубом шарике, который тащит на тоненькой ниточке рыжую девчонку, в которую изо всех сил вцепились мама и папа.

 

 

 

ПРИТЧА О РАКОВИНЕ



Спираль раковины учит движению. Посмотри, как широка она вначале и, как, сужаясь в бесконечность, ускоряется. В начале кажется, что у тебя слишком много времени. Все впереди и ты успеешь сделать большой и мощный круг. Ты набираешь скорость и понимаешь вдруг, что время втягивает тебя в точку. Ты становишься разборчив, и не позволяешь себе разбрасываться. Ты берешь уже, но резче. Ты понимаешь величие опыта и начинаешь ценить мгновения. Тебе нужно еще заставлять себя идти, пока ты не научишься скользить, отчетливо сознавая, что многое уже позади. Но еще есть время сделать виток, другой.


Наконец, ты понял, почувствовал всей душой ритм вращения планеты. Ты просыпаешься ночью без будильника и долго лежишь до рассвета. Это время хорошо для молитвы, но как мало уже тебе надо для себя.


Гуляя в парке, ты видел ребенка, бросающего камешки в воду, и понял, что это то, о чем ты мечтал всю свою жизнь: отдавать без боли и брать ниоткуда. Ты понял, что на земле есть все, чтобы ты был счастлив, и оно лежит у тебя под ногами.


И вот она точка, блестящая снежинка на языке бедно одетой девочки-вселенной. Рождественская ночь брызнула настоящим чудом, рассыпая к замерзшим ногам ее мерцающие бриллианты. Но из всего этого великолепия, из миллиардов миров она выбрала тебя, одну единственную снежинку.
Спираль раковины, как ты обманчива, который раз я вкручиваюсь в тебя, забывая разгадать великую тайну. Ты не обманешь меня теперь, не заворожишь ласкающим перламутром и не очаруешь красотой извилин. Я разверну тебя вспять и пойму, наконец, что растешь ты из точки.
Девочка-вселенная нечаянно стряхнула меня, сияющую снежинку, и я закружился, виток, за витком набирая скорость.


Я знаю, что на земле есть все, чтобы быть счастливым, и оно лежит у меня под ногами. Ребенок, бросающий камешки в воду протягивает мне один. Я улыбаюсь и запускаю его таким лихим блинчиком, что он летит пулей, несколько раз шлепаясь о поверхность воды.


Я просыпаюсь ночью без будильника и трепещу от счастья, ожидая рассвет. Это время хорошо для молитвы и я молюсь коротко и неистово: "Господи, я есть!".


Каждый миг всей душой я чувствую ритм вращения планеты. Я отчетливо сознаю, как мало еще позади. Мне не нужно заставлять себя идти. Я понял, что такое скользить, благословляя мгновения. Я учусь брать шире и мягче. Я понимаю величие опыта. Я позволяю себе разбрасывать свои таланты во все стороны. Эти драгоценные капли напитают тех, кто нуждается в них. Я не боюсь иссякнуть, так как пришел из точки, где живет само Время.
Спираль раковины учит движению, а как обманчива она…


Но правду о ней всегда знал моллюск, таскающий ее на своей спине. Может поэтому, он так молчалив.

 



ПРИТЧА О ПЛЕВКЕ



Плевок летел точно в цель и думал: "Меня отделили от целого, сконцентрировали в сгусток и отправили в цель. Чего они хотят этим добиться? Может, они хотят, чтобы я накрыл собой цель и утопил ее. Но это невозможно, она слишком велика для меня. Тогда бы я назывался волною. А может быть, я несу какую-то миссию? Я послан с тем, чтобы донести до мира благую весть и изменить его. Но тогда бы меня не называли плевком, я носил бы другое имя - капля.
А может быть, они хотят, чтобы я просто испачкал собой кого-то, оскорбил или унизил. Но тогда бы меня назвали грязью.


В каждом своем атоме я несу частицу того, кто послал меня. Кто же отправил меня в этот мир: море, небо или земля. Кто я, волна, капля или грязь? Что мне делать: накрыть, донести или испачкать?"
Плевок летел в свою цель и думал: " Еще немного и цель расплющит меня".
- Ну, что ж, - сказал он сам себе вслух, - у меня всегда есть еще одно решение: я могу просто пролететь мимо. Летящий плевком, знай, у тебя всегда есть возможность выбрать.
Х Х Х



Цель ждала плевок и думала: " Неужели ему нужно попасть именно в меня? Но почему? Может это оттого, что я стала целью. Но я всегда была ею. Без этого все становится просто бессмысленным. Я была целью для многих, но это не значит, что в меня можно плевать".
Цель кипела от возмущения, а плевок все ближе и ближе подлетал к ней.
- Нет! - металась она, я не правильно думаю. Мне больно оттого, что я представила конечный результат. Я представила себя оплеванной. Но это не мой результат, я не хочу этого, а, стало быть, я могу все изменить.


- Да! - воскликнула цель, - я могу измениться.

И она увидела вдруг тысячи возможностей, чтобы изменить себя.
Я могу превратиться в высокий потолок, и тогда вам придется получить свой плевок обратно.
Я могу уподобиться ветру, изменить направление плевка и он попадет в кого-то другого.
Я могу стать колодцем, и тогда всем вместе придется очень долго пить эту воду.
Я могу обернуться огромным бушующим океаном. Он примет и растворит в себе тысячи плевков.
Но самое главное, я смогу стать сияющей звездой и тогда ни один плевок никогда не долетит до меня.
Цель ждала плевок и думала: "Ну же, смелее, осталось еще совсем немного. Я жду тебя, но ты не знаешь об этом. Ты все поймешь, когда долетишь. Меня давно уже нет там, где ты меня видишь. Время изменило меня. Но если в последний миг ты сделаешь правильный выбор и так же как я сумеешь изменить себя, то мы сможем встретиться с тобой в пространстве. Но тогда ты уже не станешь называться плевком. Ты превратишься в сияющую мысль. И я приму тебя с радостью, летящий. Ибо я твоя истинная цель.

Ждущий в себя плевок, знай, у тебя всегда есть право измениться.


Х Х Х


Пославший плевок в цель стоял и думал: " Я сделал то, что хотел и теперь ничего уже не изменишь. Еще немного и я получу результат. Да, я рассчитывал на результат. Но готов ли я принять его? И что мне с ним делать: радоваться, готовиться к битве или подойти и извиниться. И от чего мы порой так боимся остаться с ним один на один.
Результат - это то, что ты готов принять. Но если ты не готов принять его, то называешь это наказанием. Твой результат становиться возмездием для тебя и пока летит твой плевок, ты лихорадочно просчитываешь варианты: готов ли ты справиться с результатом.
Ты можешь послать свой плевок со скоростью света, а на цель поставить иные миры, Но результат все равно настигнет тебя, даже если будет спешить к тебе со скоростью виноградной улитки.
Посылающий плевок, знай, у тебя всегда есть время подумать.




ПРИТЧА ОБ УЧЕНИКЕ И УЧИТЕЛЕ



- Я не хочу больше сидеть за партой, - сказал ученик своему учителю, - пусти меня туда, где кончается доска и искрошился мел.

- Но там угол, - удивился учитель, - ты хочешь постоять в углу.
- Пусть это будет угол, но я не хочу больше сидеть за партой.
Учитель задумался. Похоже, это была самая нелепая просьба за все время его работы. Но это было то, что отличалось от всего остального, а значит, был шанс. И потому учитель спросил своего ученика:
- Ты как встанешь? Лицом к миру или лицом к себе?
- Я встану лицом в угол, ответил ученик и опустил голову.
Учитель подошел к нему и внимательно рассмотрел его. Он желал понять причину такого странного решения. Это был неплохой ученик. Он очень старался, но иногда не успевал за классом. Он, почему-то, отвлекался. И вот это странное желание отправиться в угол.
Если он устал, думал учитель, то лучше ему подойти к окну. Там много света и виден горизонт. Он может смотреть в даль сколько угодно. Потом, когда он вернется к своей парте, его глаза долгое время будут видеть перед собой будущее. Это очень трудно, быть постоянно в сейчас.
Сейчас - это череда бесконечных задач и примеров. Одни из них надо выучить, другие решить... Но и потом тебе не будет отдыха. В награду ты получишь самую трудную задачу со звездочкой. Каждый учитель так бережно хранит эти задачи со звездочкой. Он дает их самым лучшим своим ученикам. Тем, кто научился самостоятельно думать, тем, кто хорошо знает правила и умеет применять их.
У них оставалось мало времени. В любую минуту мог прозвенеть звонок на перемену. Учитель знал, что перемены коротки и после них ученики вновь возвращаются в класс. Но каждый урок неповторим, и надо успеть донести до каждого главную тему. Ведь если он не поймет ее до конца, то никогда не сможет стать самостоятельным.


Учитель не торопился, у него был четкий план, и там было обозначено все, что он должен был делать на этом уроке.

Но учитель не мог написать план поведения своих учеников. Он мог лишь дать им время для решения своих задач. Но все, что делали его ученики, обучало самого учителя.
Иногда он награждал самых лучших учеников, которые очень быстро усваивали программу. Он предлагал им вернуться назад и помочь тем, кто отставал. Это была задачка для круглых отличников. Но вели они себя очень по-разному: одни жалели тех, кто отстал и, помня, как мучались сами, изучая эти темы, помогали слабым, другие были совершенно непримиримы. Они не имели еще терпение и опыт учителя и потому экзаменовали своих подопечных слишком сурово. Таких посланцев учитель отправлял к самым нерадивым ученикам, кто осмелился забросить учебу и намеренно мешал другим.

Со временем учитель научился предвидеть все, что могли преподнести ему его ученики. Но каждый раз он оставлял время для нестандартных случаев. Всего несколько минут, но они, эти случаи, почти никогда не происходили.


Это был очень мудрый учитель и у него был очень большой опыт.
И вот, наконец, случилось то, что вызвало удивление и интерес одновременно. Это не вызвало пока понимание, но открыло лишь путь к нему.

Один из его учеников попросился встать в угол.

- Скажи, почему ты хочешь встать в угол? Ты испытываешь чувство вины и хочешь наказать себя?
- Нет, - улыбнулся ученик, - я ни в чем не виноват и у меня нет желания стоять в углу.
- Но почему?- удивился учитель, - ты же сам попросился туда.
- Я сказал, что не хочу больше сидеть за партой. Я попросился туда, где кончается доска и искрошился мел…
И вдруг, учитель понял своего ученика. Он понял его удивительную просьбу и тихо сказал:
- Там, где кончается доска и искрошился мел, находится Знание. Там только одно место и оно мое. Ты готов занять его?

- Да, - ответил ученик. Он медленно поднял голову и посмотрел в глаза своему учителю.
Этот ученик никогда не был отличником. Он редко получал особые задания или задачки со звездочкой. Он любил перемены и очень часто отвлекался на уроке, но учитель почувствовал, вдруг, что он справится, этот ученик, ведь он единственный из всех, кто захотел встать туда, где находится само знание. Он примерил себя к Истине.

Старый учитель знал, что это место не имеет углов, но оно и не упирается в стол учителя. Оно находится где-то посередине…

Они молчали. Молчал весь класс. Молчала Вселенная. И в этом великом молчании раздался звонок на перемену.

 




ПРИТЧА О ЧАСАХ И ВРЕМЕНИ



Часы висели на стене и показывали время.

- Куда вы идете? - спросило их Время и устало присело в кресло напротив.
-Точно вперед, - ответили часы, ни на секунду не останавливая свое мерное тиканье.
Им было немного странно, что Время, которое они показывали всю свою жизнь, сидело напротив. У него были стоптанные тапочки и мягкий удобный халат почти до самых щиколоток.
Оно смахивало на школьницу, которая забралась в бабушкино кресло: какое-то щуплое, но очень спокойное, как человек, который все сделал.

"Где же этот ритм, который мы постоянно отбиваем у себя внутри, - думали часы, - еще немного и оно просто уснет".

Время молчало. И тогда часы решили спросить у него:

- А ты куда идешь?

- Я? - Время посмотрело на часы.

Оно словно не расслышало их вопроса, но тут же восстановило его по звукам, оставшимся в пространстве.
- Я никуда не иду Я просто существую.

- Вот как! - часы даже подпрыгнули на своем гвоздике, - тогда почему все только и твердят вокруг, что тебя не хватает, что ты куда-то уходишь, а иногда просто летишь или просачиваешься как вода в песок. И вообще, единственный способ тебя поймать - это идти с тобой в ногу.
- Так и говорят? - Время с интересом рассматривало часы и вдруг фыркнуло от смеха.
- Делать мне, что ли нечего, - пробурчало оно себе под нос и, порывшись в карманах халата, достало горсть лимонных леденцов.

- Хотите? - предложило оно часам.

- Нет.

Часы насупились. "Ну, просто издевается, - думали они, - мало того, что мы тут день и ночь показываем его изо всех сил, как будто нам делать больше нечего, так оно еще и мешать нам вздумало, отвлекая всякой ерундой. Да откуда оно вообще взялось! Расселось тут в халате и посасывает леденцы".

Время аккуратно свернуло фантик пополам и вдоль, потом еще раз и еще. Получилась тоненькая полосочка. Время свернуло эту полосочку в колечко и, закрутив его концы, примерило на указательный палец.

Часы внимательно следили за всем этим и не верили своим глазам". Это какой-то бред. Сидеть в кресле и вертеть колечки из фантиков, когда вся Вселенная гоняется за ним, чтобы попасть с ним в ногу. Какая там нога, если вот уже сорок три минуты и двадцать одну секунду оно сидит без дела, донимая часы.

- Ты никуда не торопишься? - четко проговорили часы, всем своим видом намекая на то, что визит пора уже закончить.

- Нет, - ответило им Время и отстранило руку с колечком в сторону, чтобы как можно лучше рассмотреть свою поделку.

Часы мысленно повертели у себя пальцем у виска, полное сумасшествие дескать, но сделать это натурально не было никакой возможности, секунды требовали четкости ритма и все силы уходили на работу.

"А жаль - думали часы, - может, тогда бы до него дошло, КАК оно смотрится со стороны".
Но Время не смотрело на часы. Оно интересовалось колечком. Наконец, творение удовлетворило его. Оно сняло его с пальца и вздохнуло:

- Когда - то я обронило точно такое же, только зелененькое. Его кто-то подобрал и сделал часы. И откуда они взяли, что я могу замкнуться в круг?

Часы молчали. Они тикали свои секунды и растерянно смотрели, как Время медленно удаляется от них.

 



ПРИТЧА О ВОДЕ И КАМНЕ



Ручей весенний привычно и легко прокладывал себе дорогу цветущей радостно долиной. Его вода петляла и неслась беспечно по руслу старому и вдруг, она на камень натолкнулась.
- Что будешь делать? - спросил он у воды ,- ты как всегда сторонкою меня обходишь и дальше все бежишь.
- Ну, если хочешь, взять могу с собою, - вода игриво отвечала.
- Нет, не волочусь я без нужды за кем-либо. Беги знакомым руслом и не мешай тому, кто более целостен, чем ты.

Вода рванулась дальше, но вдруг, затормозила резко, круг возле камня образуя.
- И ты считаешь себя целостным? - она почти смеялась, - а ну-ка, посмотри себе под ноги, что ты там видишь?

- Песок, - ответил камень ей надменно.

- Теперь песок. Но раньше это было то, что целостным ты называешь. Они вот так же на моем пути стояли и вот теперь песок.

- Я не боюсь потери формы. Это знаки жизни. Но чтоб со мною ни случилось, всегда я сохраняю свою суть. А в вечности твоей, что толку, когда не ведаешь ты своей сути. То ты соленая, то пресная, то жесткая, то мягкая. Но даже грязная ты никакая. А я уж, будучи песком, как называешь ты, способен изменить тебя, очистить например. Зачем вот только, чтоб ты опять неслась куда-то, себя не понимая.

- Я есть вода. И в этом моя суть. Я жизнь даю, а ты ее лишь забираешь.
- Нет, суть не в этом. Она всегда внутри, как жемчуг раковин, которых ты растишь небрежно.
- Она снаружи. Что толку в том, что ты ее хранишь, ни с кем не обменяешь, не отдашь и не подаришь. Чтобы тебя понять, тебя надо разбить. И в этом вся беда. В тебе движенья нет. А это знаки смерти.
- Смерть в суете. Движение не в беге, оно в глубоком понимании того, кто ты по сути есть.
- Но как же ты поймешь себя. Когда все свои силы тратишь на засовы, на то, чтобы себя закрыть от мира. Благодаря своей изменчивости, я живу. Я знаю в этом мире все, и в то числе твою, так глубоко запрятанную суть. Ее легко я разгадаю, когда предстану льдом. А если захочу, то паром и разгадаю его суть. А ты вот можешь стать водою?

- Ты никогда суть тверди не поймешь, хоть вечность целую простой холодной глыбой льда. Это иллюзия твоя, обман, ведь ты копируешь лишь форму. А те, кто повторяет, всегда поверхностны. Они вторичны. Когда-то ты увидела меня, когда я был рекой. И вот повтор, сама бежишь игриво.
- Какой рекой? - забулькала вокруг вода.

- В недрах земли мы, камни, жидкие. Но даже в этом состоянии мы сохраняем свою, камня суть. А ты? Какая ты первично? По форме жидкость, твердь или как воздух, пар?
-Я есть вода и этого достаточно. Я это я. Себя познать стремятся те, кто в этой жизни потерялся, запрятав свою суть куда-то вглубь. Но вот зачем? Чтобы потом всю свою жизнь искать ее и мучаться от этого, страдать от смены формы иль сохранить ее любой ценой пытаться. Я это я. Что может быть прекрасней!

А ты лишь камень на моем пути. Пока лишь камень, а потом песок послушный. Так познавай себя и не мешай движенью тех, кто изначально знает все, и с истиной на миг не расставался.
- Я это я, - ответил камень ей, - и этого вполне хватает. Зачем бежать, когда дороги все кончаются собой и из себя ведут свое начало. Я это я. И мой покой прекрасен.
Быть может потому в ручьях весенних вода бежит, журчит, а камни тихо обрастают тиной, чтоб каждый сохранил как можно лучше свою нетленную,

божественную суть.

Уравновешены движенье и покой. А это знаки истины и смысла.

 


ПРИТЧА О ВДОХНОВЕНИИ




Тучные стада мои, возвращайтесь домой. Я жду вас.

Х Х Х


Сияющей звездой обозначился рассвет, растворяя прощением мрак ночи. Я увидел эту звезду и с замирающим от удивления и знания сердцем, выпустил вас. Я открыл вам двери тесного стойла и сказал:
- Идите. Эта сияющая звезда принесет нам рассвет.
- Мало ли звезд на небе? - сказали мне те, что стояли рядом, - почему ты решил, что именно эта приносит рассвет?

- Я не решил, я знаю, - ответил я, открывая двери своего стойла.
Мое стадо отправилось в путь. Оно шло медленно, очень медленно, ибо силы его были на исходе, и оно не знало дороги.

- Где их пастух? - спросили те, что были рядом.
- Пастух не нужен тем, кто пасется, ибо нет нужды заставлять жить тех, кто уже живет.
- А зачем нужен пастух, по-твоему? - спросили меня те, что стояли рядом, но начинали уже жалеть об этом.

- Он нужен тем, кто ждет свое стадо обратно, ибо есть нужда напомнить тем, кто живет, что они живы .

- Неужели ты хочешь, чтобы твое стадо не вернулось назад?
- Нет, я хочу, чтобы оно вернулось, но я хочу видеть его во славе своей. Я хочу видеть его свободным в выборе вернуться.

- Ты никогда не увидишь его, - сказали те, что были рядом, но потом ушли, - сочные обильные пастбища - это не совсем то, что располагается сразу за твоими воротами. Нужно время, чтобы найти их. Дорога к ним лежит через опасные горные тропы, мимо логова диких зверей и вдоль больших дорог, где промышляет зло. Ты никогда не увидишь свое стадо идущим обратно.
Послушай нас, верни его назад в стойло. Пусть там не так много еды как на пастбище и она не так сежа, как те травы, что пропитаны росой и овеяны ветром. Но зато ты точно будешь знать, что сумел сохранить свое стадо.

- Но разве вы не видите, что оно больно. Оно исхудало от однообразия пищи и отсутствия свежего ветра. Оно перестало рождать, и самки понуро стоят в истоптанном стойле. Мое стадо забыло запах сочной травы. А я не могу в достаточном количестве принести им то, что они способны найти сами.


Великий инстинкт подскажет им, куда надо идти. Я не приставлю к ним пастуха, ибо он все время будет напоминать им о том, что пора возвращаться. Я пошлю им вслед утреннюю звезду, чтобы они не забыли вернуться.

Я вижу гордую голову вожака, осматривающего свои владения. Я вижу стайки здоровых малышей, их матерей терпеливых. Я вижу солнцем залитые луга. И грозная мощь моего стада способна смести со своего пути любую опасность. Его сила в том, что ему есть куда возвращаться.
Я остался один и начал ждать. Я решил заполнить время ожидания тем, что перенес из прошлого память будущего. И я сломал старое стойло.

- Ты зря тратишь время и силы, - сказали мне те, что ушли, - посмотри вокруг, ты и сам не веришь, что они когда-то вернуться, ты стираешь последние следы их присутствия. Тебе лучше самому отправится в поиски того, что ты потерял.

- Я сделаю это, когда увижу, что их нет.

- А разве сейчас ты не видишь этого? - спросили те, что ушли, но начали уже жалеть об этом.
- Я вижу, что не готов пока принять мое стадо. Я не смог оставить им старое стойло. Оно стало слишком мало для них и им нужно приготовить достойное место.
Я потрачу время настоящего на результат будущего. Я вижу результат будущего в пустоте настоящего.
Мне рассказало об этом горное эхо.

- Смотри, - сказало оно мне, - как я рождаюсь. Ты думаешь, для этого мне нужны скалы? Нет, мне нужно лишь расстояние между ними. Я появляюсь там, где ничего нет.

- Ты будешь строить один? - спросили те, которые сначала ушли, а потом захотели вернуться.
- Я не могу просить о помощи тех, кто занят своими стадами. Я знаю, как им тяжело выращивать то, что уже не может расти. Они тратят свое настоящее ради прошлого.
- У нас ничего нет, - сказали мне те, кто вернулся, но не знал, что им делать, - наши стада давно уже погибли и нам даже некого ждать.

Я поделюсь с вами своей верой. Мы будем ждать вместе и закончим новый хлев вовремя. Вожак протрубит свой сбор. Он почувствует это, когда последняя соломинка займет свое место.
- Надо открыть ворота, чтобы наши стада не прошли мимо, сказали те, кто снова стоял рядом.

Тучные стада мои, возвращайтесь домой. Я жду вас.



Галактический Ковчег Войди в Нирвану! Рейтинг SunHome.ru

Технология: Optimizer
Хостинг на Parking.ru