Сказки Мудрецов


  Главная > Библиотека Сказок Мудрецов > Сказки Гостей 2 > Планета Сказок Любови Сушко >  


Добрый сказочник и кот
Заповедный лес
Славянская сага
Славянские мифы
Старые сказки на новый лад
Черти полосатые
Карта сайта

Поиск


Оставьте это поле пустым:
расширенный поиск





Феано

Галактический Ковчег

РумимуР

Рифмы Феано

Сказки суфиев

Волшебный Остров Эхо

Эзоп



 

ЛЮБОВЬ  СУШКО

 

 

ПЛАНЕТА    СКАЗОК 

 

Здравствуйте, друзья!
Рада Вас видеть на своей странице.
Читайте, говорите, жду и люблю вас, всегда рада встретиться со старыми и новыми знакомыми.
Любовь
Буду рада видеть Вас на
http://www.stihi.ru/author.html?75757
Рада Вас всех видеть на своей странице "Славянка"
http://www.proza.ru/author.html?57575
Есть уютный сайт . И там мне тоже нравится появляться
http://www.grafomanov.net/poems/author/75757/

Пишите - lubov18_06@mail.ru

 


 

 

 

В эту тихую осень ты слушала дивные сказки
     О царевне морской, и Драконе заснеженных гор.
          И кружились листы золотые и в бешеной пляске
               Черти смутно носились, . Пленила чародейский узор.

 
Жива вечно юна, только что-то она загрустила
И танцует одна , ни героев, с ней нет , ни богов
Где-то Пекле далеком укрылся от взоров Ярила
И колдунья ночная склонилась в тиши над Вольгой
И задорно звучат эти странные дивные речи
И последние птицы, в свой Ирий собрались давно.
Вместе с ней закружилась, и в танце и проще и легче
Попрощаться с теплом, и смириться с холодной зимой
Вот и грозный старик пролетает весь черный на черном
Тихо ежится кот, он не любит того старика
- Угораздило слыть, слишком умным тебя и ученым,-
-укоряет за что-то кота в полумраке Яга.
Только осень все кружит, забывшись и все забывая
И в серебряных лужах, лишь блики и тени скользят
В заповедном лесу, загрустила принцесса чужая
О Властителе тьмы, там и волки, и черти не спят.
 

     Да и ей не заснуть, и в лесу, погруженном в дремоту,
         Никого не увидеть, среди золотистой листвы.
              Кот с листком на спине, и забыты труды и заботы
                    В эту тихую осень прекрасны и сказки и сны.

 

 

ПОВЕРЬ  В  МЕЧТУ

 

Старые сказки на новый лад «Ненаглядная красота»

 

В некотором царстве, в некотором государстве, как и всегда было, царь с царицей жили -поживали. Не особенно радовались, забот много, но и тужить особенно им не о чем было, пока не родился у них сын. Наследник  любому царю всегда желанен был, а у этого он еще и единственным оказался. Этот малыш сразу стал называться Иваном, и естественно царевичем  по рождению стал.

Сначала серый волк на него внимания не обратил, лежал себе, на солнышке грелся, а когда ворон ему поведал, что в их царстве -государстве царевич родился, он и ухом не повел, но ворон, в отличие от волка уже знал что-то, потому и приставал к нему, и тормошил его. А ворон знал самое главное, что этот царевич, в отличие от предшественников своих расти будет не по дням, а по  частям, и беззаботные их денечки стремительно к концу подходили.

Да только горластый ребенок народился, никак укачать не могли его бесчисленные няньки. Так маялись они, маялись, да и разбежались, кто куда, в кто-то так  прямо от труда непосильного и на  другой свет отправился, такой вот царевич уродился.

 

Надоели приставания ворона волку серому, и решил он во дворец наведаться да на ребенка этого взглянуть. Если он прав, и пора уже шевелиться, то должен был знать, с кем дело имеет.

Серый волк его по крику и нашел, и ворон уже тут, как тут, рядом кружится, как ворону и положено было. Интересно им - специалистам по царевичам было знать, что из такого вырасти может. Опытные они помощники были, только в том  шутка судьбы и состояла, что все по разному каждый раз случается, заранее ничего не известно никому, даже волку и ворону.

- А что он орет-то так, как уши болят, - поинтересовался волк.

- А кто его знает, ты пойми этих царевичей, попробуй, только знаю я, - ответил задумчиво ворон, который уже на загривке у волка примостился, чтобы беседовать удобнее было,  и крылья напрасно не бить, - знаю, что от этого крика многое и будет зависеть.

А потом они молча наблюдали за тем, что в царском дворце творилось.

И много было слуг царских, как всегда, да уж самой царице пришлось  с ним нянчиться, что неслыханным было по любым временам делом, а что делать -то еще. Сжалился царь над ней, когда совсем из сил выбилась она, того и гляди, помрет, да и сам за дело принялся. Пришлось ему все дела свои царские бросить, хотя их не много было в то лето, тишь, да блажь, никто на них нападать не собирался.

 И пока он с ребенком возился то ли заговор, то ли песенку сочинил, от отчаяния и труда непосильного, и напевать ее над младенцем начал:

- Вырастишь большой, сосватаешь за себя Ненаглядную красоту: трех маток дочку, трех бабок внучку, девяти братьев сестру.

И сам не особенно понимал царь- государь, что такое сочинялось у него. С творцами так часто бывает, словно кто-то ему продиктовал это невидимый, а он только повторил это, а потом еще раз и еще.

Как услышал волк такое, так и хотел он к царю броситься, да и напомнить ему, что не стоит такими обещаниями разбрасываться, это ведь на ребенка повлиять может, как только в голову влетит, так ничем не вытащить и потом всю жизнь ему покалечить. Но что-то волка остановило неожиданно в этом благородном порыве его. Он только потом понял, что это была тишина, вдруг в мире воцарившаяся, ребенок заснул,  и кричать истошно перестал. Ну разве не чудо, и все из-за каких-то слов, пусть и складных, но мало что значивших.

Да не просто заснул царевич, а спал и спал себе, словно решил время упущенное наверстать да сил набраться.

И сон этот волшебным был, потому что рос он во сне не по дням, а по часам, а то и по минутам, и как проснулся, уже довольно взрослым, внешне по крайней мере,  так к царю и бросился.

Увидел царь чудо такое и оторопел, а царевич уж и говорит ему:

- Обещания исполнять надо, вот и еду я  Ненаглядную Красоту искать.

Так слова его странные и аукнулись и откликнулись в душе молодецкой

Едва в себя царь пришел, да останавливать его давай, но ничего он сделать не мог, вот и сбылись все предсказания волка, был царевич младенец и сплыл - словно корова языком его слизала.

Куда, зачем он отправился, неученый, мира не знавший, и разве такое это срочное дело было, спрашивал у слуг своих верных царь, а что они могли ему сказать, только с ноги на ноги переминались да плечами пожимали. Что не скажешь, все против тебя обернуться может, особенно когда дело царского сына да страсти невиданной касается. Лучше уж промолчать - целее будешь.

Волк едва за царевичем поспевал. Только на перекрестке он и остановился. А там и натолкнулся на волхва седовласого, который то ли по своим делам шел, то ли того самого скороспелого царевича дожидался уже стоял около камня того самого судьбоносного, который в те времена еще перепутным называли. Царевич догадывался, а ворон точно знал, что все самые важные дела тут и решаться только могут.

 

И стал старик пытать его, куда он отправился и ищет чего?

Парень хоть и неопытен был, но знал откуда-то, что надо ласковым да приветливым со встречным быть, тогда и помощи  ждать можно будет. И старик, узнав про то, что ищет он Красу Ненаглядную, которую батюшка ему пообещал, чтобы успокоился он и не голосил,  и сказал о том, что путь дальний ему предстоит. Обрадовался царевич, что хотя бы дорога уже известна стала. А то  глаза во всем стороны разбегаются, и никто ничего сказать ему не в силах.

- На край света в царство золотое ты отправиться должен, к самому Даждьбогу в гости попадешь, коли дойдешь., - говорил старик, - а чтобы добраться туда конь особенный нужен, потому что каждому известно, что в ногах правды нет, да и не уйдешь ты далеко.

Растерялся парень, не умел он коней выбирать, да и кто в этом что-то смыслит.

Волк только на клочки рвал их, если надо было, а потом сам конем становился, но пока он был вольным, и помогать ему не особенно рвался.

А как услышал волк, куда ему путь держать, так и вообще в кустах прятаться стал, потому что бежал он скорее в обратную сторону. Вот если бы во тьму ему надо было, он может,  туда парня и проводил бы, а в мир солнечных богов, что-то не особенно хотелось, пусть лучше коня настоящего ищет, а он только консультантом, а не конем быть согласился, так по мелочам помочь.

Вот  и пришлось Ивану царевичу внимательно чародея слушать.

Но еще  более полезный совет волхв дал ему.

- Возвращайся на конюшню отца своего, и выбери того коня, который зайдет в море по самую шею и только тогда пить станет, он один домчит тебя до  любви и страсти твоей и до края света самого.

Поблагодарил царевич чародея, вернулся во дворец, но рано царь обрадовался, узнал он, что не одумался парень, а только за конем богатырским вернулся он. Но противится, не стал. Если прежде его утихомирить не могли, то теперь и подавно никто с ним не справится. Все-таки любовь свою искать и завоевывать пошел, а это не самое худшее из всех дел для царевича.

Выбрал он коня, как ему и советовал волхв, и на рассвете во второй раз в путь он двинулся. И по дороге узнал он, что конь его разговаривать умеет. Ушам он не поверил, когда и говорит ему конь:

- А припади к земле, я тебя трижды ногой толкну.

Но только два раза конь толкнул его, а в третий толкать  передумал.

- Что это ты остановился? - поинтересовался Иван.

-Передумал я, - отвечал ему конь, - если в третий раз толкну, то не снесет нас земля. Так конь ему сил богатырских и весу добавил, путь не близкий, ни одному слабаку его не одолеть.

Волк, пока за ними бежавший одобрил и выбор коня, и все, что тот предпринять успел. Но это только цветочки, ягодки впереди были.

Сколько они так ехали, кто его знает, царевич уже со счета сбился, хотя он и считать-то особенно не умел, учиться некогда еще было. Только рано или поздно доехали они, на ночь глядя,  к городу чужому да терему большому. Но  передумал царевич, обошел терем стороной- не все то золото, что блестит,  и в избу пошел, а коня привязал на улице.

 

А там Яга на печи лежит. Не особенно она ласковой оказалась, но и парень наш не промах с самого рождения был. Уже и с чародеем он пообщаться успел, и теперь его волк по правильному пути отправил. Ругалась и ворчала Яга, недовольная тем, что потревожили ее, хотя на самом деле , все это сплошное притворство было

Но рассмеялась она хрипло, как только увидела, что не боится он ее, и приветливее сделалась враз. А Иван,  уже как настоящий царевич требует, чтобы накормила да напоила она его, не все же  сказками кормить, проголодался он в дороге, и привык, чтобы все вокруг него бегали да прислуживали.

Яга прищурилась, и поняла, что парень не лыком шит, настоящий царевич перед ней. А когда выглянула за окошко, да волка серого увидела, который сопровождал его, то поняла, что не ошиблась, и надо бы с ним поласковее. А то нажалуется волк Нию - повелителю тьмы, что службу свою она несет нерадиво, потом и не оправдаться.

 

У нее и скатерть самобранка припрятана оказалась, сразу смекнул царевич, что не простая ему старушка досталась, а ведьма настоящая, так и вышло оно. Наелся он досыта, и еще в  котомку свою еды, которая осталась, прихватил, потому что не скоро новую такую старушку найти можно было. А как наелся, так и начал рассказывать ей о том, что больше всего его интересовало.

И рассказал он ей все про обещание отца своего, да про ту Незнакомку, которую так упорно отыскать захотел. Другой жены ему никакой и не надо было.

И стал он упрямо допытывать у Яги,  куда ему идти дальше, где искать девицу следует.

Призналась старуха, что неведома ей дорога, а что обманывать-то молодца доброго, но чтобы не печалился он, решила расспросить кое у кого, да посоветоваться с духами разными, всегда кто-то и что-то знать должен. Как известно, мир не без добрых людей, и уж точно не без добрых духов существует

Утро вечера мудренее, а как вышли они в лес заповедный, так и свистнула старуха,  молодецким голосом крикнула она, да так, что не только живые, но и мертвые слышать ее могли.

Всколыхнулась вода в озере, и деревья, и окружили их со всех сторон создания разные. Да только мало что сказать могли они, тогда к птицам она обратилась - они -то везде летали и все видеть должны были,  но и от них толку не много было. Только на зверей лесных надежда еще осталась, и тоже самое , некого было спрашивать больше. Задумалась старуха, а царевич наш загрустил, очень ему хотелось осуществить свою мечту, и чем меньше было у него надежды, тем больше сделать это хотелось. А каким он упрямым был, и мы, и волк это знали прекрасно с самого начала. Не отступал он никогда и ни за что.

И когда уже надежда таять начала птица чудная и прилетела, и сообщила она им, что именно с той самой девицей была, ворон ее разыскал, да к ним и направил теперь.

- Ты мне и нужна, - обрадовалась старуха - не зря все-таки старалась.- Отнеси- ка, дорогая к  ней царевича.

И согласилась птица, даже уговаривать себя не заставила, послушная оказалась, хотя Яга вроде и не страшной была. Но видимость бывает и обманчивой и это ведал царевич. А тут так он обрадовался, что даже обнял старуху и к груди богатырской прижал.

Понял волк серый, что за птицей ему не угнаться, но радовался тому, что его пристроил удачно, теперь можно было и отдохнуть, и возвращения его вместе с женой молодой ждать.

 

Только когда было такое, чтобы волк спокоен был и беспечен, пока царевич по краю земли прохлаждается.

Но каким же путь то долгим да трудным оказался, не в сказке сказать, не пером описать, чего только не видел царевич, каких стран не мелькало под крылом у той птицы.

И только когда белокаменный терем  показался, ничем с высоты от других не отличавшийся, тут она и остановилась.. Поблагодарил он птицу, да в храм и отправился, и затрепетало сердце его, так близко к осуществлению мечты своей не бывал он прежде, и уже и не верилось, что до нее доберется.

Только впервые всему миру доказал наш царевич , что не надо с пути избранного никуда сворачивать, тогда все и получиться может.

Но пока добрался он  до того терема, который на земле не так близко оказался, так  много еще чего увидел и услышал. Увидел он человека, которого кнутом били на площади, не мог царевич не вмешаться, хотя и был не в своем царстве, а в чужом и всякое случиться могло. Но потерял он страх, а может,  найти его просто еще не успел, как знать это точно? Стал он расспрашивать, в чем богатырь повинен, за что они так его лупят.

 

 Оказалось, что царю самому крупную сумму задолжал он.

И видя, что царевич задумал что-то, предупредил его палач:

- А захочешь выкупить Булата нашего, так Кощей у тебя жену унесет.

Но не испугался он на этот раз, уж если Яга ему помощницей была, то отчего Кощея он бояться должен? Да и не женат он был, что Кощею отнимать-то, а парень мог ему в чужом мире и помочь как-то. Очень хотелось царевичу верного друга получить, вот и шагнул он навстречу этому типу, не остановился.

Заплатил он выкуп, и  пошел спокойно  прочь, решил, что от добра добра не ищут. Но молодец догнал его и заверил, что слугой его станет и никогда не забудет того, что тот для него сделал.

- Зовут меня Булат- молодец. Куда бы ты ни шел, во всем помогу тебе.

Такие обещания давать было опасно, но тот, кто спасен был, не особенно задумывается о новой опасности, которая еще вилами на воде писана.

Так стало их уже двое, и за невестой для царевича они вместе и отправились в тот самый терем, на который ему птица  указала.

А она уже на крыльце стоит, словно его только и ждала. Только не он один оказался таким удальцом со всех сторон света туда тридцать кораблей наехали всем, наверное, родители в жены ее наобещали, вот теперь и разберись, кто может забрать ее с собой.

И стали женихи друг над другом насмехаться, а над нашим царевичем так все вместе и издеваться стали. Но пока отбивался да отругивался он от соперников своих, Булат не дремал, схватил незаметно невесту, на коня посадил, царевича на лету подхватил, и остались  женихи, кто с ртом раскрытым, кому руками только развести осталось. Но не долго они думали, на коней вскочили, и в погоню за ними бросились, только догнать никак не смогли.

И конь стрелой летел, хотя троих вез на себе, и трудно даже сказать было, как только он с места сдвинулся, но вот ведь поехал, ничего.

Поняли они, что погони нет, остановились. А Булат незаметно перстень снял с руки, сделал вид, что потерял его и рвется вернуться назад. Стала его  Ненаглядная уговаривать, чтобы он остался. Но он таким же упрямым, как и царевич оказался. В этом они два сапога пара были.

Встретил он погоню, всех перебил в поле  чистом, а потом и назад воротился и объявил о том, что нашел перстень свой. Но теперь знал только он да серый волк, который все-таки сюда пожаловал, потому что заскучал и ждать их там не желал, только эти двое и знали, что на самом деле происходило, и как верой и правдой платил Булат за спасение свое.

 

 

И стал он на ночь шатер раскидывать в чистом поле, легла Ненаглядная  спать, они же охранять ее стали.

Царевич тут же заснул, потому что больно он притомился. Немного позднее задремал и Булат, почему его волк не разбудил, трудно сказать, только  тут тот самый Кощей черной тучей и налетел на шатер этот, ведь предупреждали его, что так будет, да не послушался царевич, и так беспечен он оказался. Исчезла невеста, еще и женой она стать для Ивана не успела, а они спят и горя не знают, пока не проснулись. А проснулись, так сразу и поняли, что исчезла девица, только ленточка на том месте и оставалась. Оказывается не только он, но после схватки и Булат притомился, и он крепким сном спит.

Разрыдался царевич от полного бессилия и крушения мечты своей заветной. А ведь так она близка была - только руку протяни и достанешь, а вот ускользнула.

Едва успокоился он да рассказал, что такое с ними приключилось.

Вот так на царевичей и надейся, - думал Булат, все самому делать надо. Но молод он, да несмышлен был, еще моложе, чем казался тогда.

А как про Кощея Булат узнал, так и ему впору разрыдаться было, если бы слезами можно было делу помочь. А напрасно их лить он не стал, только угрюмым сделался, и сказал, что три года смерть его искать, потому что Яга когда-то запрятала ее в  утку, а  утка в колоде, а колода в море синем.

А Кощей тем временем взирал на похищенную девицу, и не нужна она ему совсем была , только  раз положено сделать, так и украл он ее, а что ему Кощею оставалось. Только теперь не знал он куда ее девать, вот с досады и твердил, что не добраться царевичу до нее, потому что кроме упрямство ничего нет у него за душой, а на этом далеко не уехать.

- У него еще Булат есть, а тот найдет выход.

- На это мы тоже посмотрим, - усмехнулся Кощей. Но как-то тревожно на душе у него становилось, хотя и сам не ведал, с чего бы это было.

№№№№№

Вот к морю и пошли они, больше все равно делать нечего, как же долго шли они, как истомились за это время. Хотел царевич с голоду хоть ястреба убить, но остановил его Булат, да и ястреб помочь в свое время обещал, едва сдержался царевич, голод -то не тетка.

А тут и медведь появился, и к нему бросился оголодавший царевич, но и его пришлось оставить в живых, а уж когда щуку он увидел, то и вовсе брюхо царское свело. И готовы были уже оба они на нее наброситься, только уговорила их щука отпустить ее.

Так и вышло,  колода дубовая на берегу оказалась - это щука постаралась им тоже услугу оказать. А медведь расколотил ее, у них-то голодных на это сил не оставалось. Оттуда утка и вылетела, ее ястреб на лету и поймал. Яйцо в море упало, и снова щука на помощь им пришла, и успела изловчиться да схватить его.

Вот с тем  яйцом к самому Кощею они и отправились   в гости. Долго ли коротко шли, но до жуткого замка его так и добрались.

Девица, рыдающая,  там их и встретила. Уж, какое ей житье все это время со стариком  злым да гадким было, этого и представить себе не могли молодцы. Бросилась  к нему на шею она, чтобы убедиться, что он живой, а не призрак какой-то. Сколько раз уже то сама она обманывалась, то Кощей над ней измывался. Но нет, живой вроде, только усталый, давно не кормленный.

Но Кощей - то далеко не ушел, тут он был в замке своем, когда молодцев в своем царстве обнаружил, и хотя многое забывать стал, но понимал он, что они вероятно не с простыми руками к нему явились, не запылились.

Как налетел он, да стращать гостей не прошенных стал.

- Убирайтесь, пока я с вами  не разделался.

Но и с места царевич не сдвинулся, да еще его во всем обвинять и стал. Долго так ругаться можно было , потому что у каждого была своя правда.

Тогда и вынул Иван яйцо, чтобы долго с ним не припираться, силы - то уже на исходе у него давно были.

И потемнело в глазах у Кощея, он понял, что они и обманывать его могут, но был почти уверен, что оно то самое, в котором смерть его заключалась. И как быстро он утихомирился, как все переменилось в один миг. Подбросил яйцо царевич, а ловить его не стал, тут Кощеева смерть и пришла за ним, не замешкалась. Не стали они засиживаться в холодном этом замке пустом, коней взяли да и отправились назад.

Остановились они на ночь,  как и когда-то и снова опасность нависла, потому что голубицы прилетели- сестры Кощеевы, да и решили они молодцам отомстить. И стали они о том говорить, что когда вернутся они домой, появится собака, вырвется от псаря, царевича на куски порвет, а если кто-то его предупредить захочет о беде, то тут же и окаменеет.

А за ними вороны стали пророчить, что конь любимый царевича дома убьет, а за ними со своими  пророчествами и гады пожаловали, и стали они говорить о том, что корова любимая царевича дома и забодает.

 

Слышал все это Булат, да сказать он ничего не мог, потому что в камень не хотел оборачиваться, жизнь ему дорога была. И волк слышал, но волку еще меньше камнем быть хотелось, оставалось только молчание этим двоим хранить, как это ни трудно было, но своя рубашка и шкура ближе к телу.

А между тем воротились они домой, и верный друг за ними пожаловал, он еще не очень знал, как царевича спасти, но и оставлять его не собирался, потому что долг всегда платежом красен.

Свадьба в царстве его пышная прошла, только на этот раз не закончилась ей наша сказка,  после нее все и началось. Но и Булат тут оказался, когда собаку посмотреть они захотели, саблю он уже наготове держит.  Только другу верному известно, что из всего этого случиться может вдруг. Убил он пса, не задумываясь, хотя и подозревал, что не поймет и не простит его царевич за дела такие скверные. Но всякие причуды у друзей бывают, на этот раз промолчал он пока.

Но конь у него еще оставался богатырский,  и решил царевич показать жене молодой красавца того, что может быть для любого из мужей, а особенно царевичей важнее. Но странно вел себя конь с самого начала, как ураган вырвался он, и прямо летит стрелой на собравшихся. Растерялись все, кроме Булата, он знал уже, что быть может, потому и расправился с конем-красавцем. Недаром же говорится, - предупрежден, защищен значит, только один серый волк, который поблизости был и одобрил его, да еще и порадовался, что не ему самому  рвать коня пришлось, а то ведь во всех грехах еще обвинят спасителя - всегда так было.

И жена молодая заступилась за Булата, она если не знала, то чувствовала, что тот все правильно делал.

Только корова у царевича и осталась, когда и собаку и коня они порешили, уж она-то наоборот  мирной казалась. И когда срубил ей голову Булат, то  решил царевич, что друг его верный, и не друг ему больше, а враг настоящий, где такое видано, чтобы со всей скотиной разделаться. Никого не стал слушать царевич, приказал палачу явиться, и решил он расправиться с вредителем, который так и по миру его пустить может.

Молчал Булат, а волк сокрушался, и этот царевич оказался не подарок, хотя в начале вроде все правильно делал, в тут, что вытворяет, хотя и царевича, конечно, понять можно было. Он не знал пока еще, что далеко не всегда глазам своим можно верить. А опасность может таится за каждым углом и в каждом даже домашнем животном.

А палач уже тут, и приготовил все, что для казни требуется. Но все знают, что надо последнюю волю  казнимого исполнить.

А Булат не стал ничего такого требовать, только просит, чтобы слово ему дали перед расправой. Как в  таком отказать?

Красноречив он оказался и рассказал собравшимся о том, как  в тот момент, когда спал царевич богатырским сном, а он  охранял покой его ( и в отличие от братьев других царевичей, не замышлял никого убивать вовсе, а наоборот охранял его).

Он про голубей рассказал, а после этого окаменел по колено, рассказал про воронов, и по пояс окаменел. Все происходило так, как и предсказано было когда-то. А когда про гадов рассказал он, так и вовсе в камень  белый превратился, заклятие сработало. Палач на этот раз без дела остался, но он не особенно расстроился. А тут  видя, как все происходить стало и разрыдался  царевич, и Ненаглядная его царевна рыдала вместе с ним, она более догадлива была и до нее все раньше, чем до него доходило. Поставили они камень перед дворцом, и памятником он стал другу их верному и спасителю. И знал царевич, что сам он стал причиной смерти его и приказ такой несправедливый отдал, но что теперь делать? Вот как отплатил спасителю своему.

 

Много времени прошло, царем царевич стал, и все у него хорошо было, если бы не одно - смерть Булата.

И часто царь к тому камню потом ходил, да и разговаривал с ним о том, как все было у них когда-то в юности, один раз камень ему ответил даже.

И поведал камень, что его можно спасти, если двух детей царских в лес на съедение лютым зверям отвести. И очень удивился он, когда царица согласилась на такое. А как сделали они это, так  вместо камня ( место уже пусто было) и появился Булат во всей красе своей богатырской.

Взял он их да и в лес повел, чтобы посмотреть, что с детьми их стало. А там уже серый волк сидит, да от других зверей детей охраняет, и медведь пришел , дожидается их возвращения.

Только и осталось им забрать детей, да всем вместе и домой воротиться, но самое главное, что верного слугу своего они вернули и друга верного, теперь этому царю ничего не страшно было



Галактический Ковчег Войди в Нирвану! Рейтинг SunHome.ru

Технология: Optimizer
Хостинг на Parking.ru