Сказки Мудрецов


  > > > > Воспоминания друзей о Генрихе Шульце >  





:









ВСТУПИТЕЛЬНОЕ  СЛОВО

 Ректора МГТУ им. Н.Э. Баумана,

 Президента ассоциации  технических университетов России,

                                       чл.кор. РАН,  академика РАЕН  

                                       И.Б. Фёдорова

к книге  Феано "Учителям Времен"

 

            Эту книгу можно рассматривать как одну из публикаций нашего издательства к 175-летнему юбилею Университета. Всё имеет свои корни. Корни человеческой мудрости, интеллекта и нравственности уходят в глубокую древность и дают живущим духовную пищу, необходимую для творческого развития в самых разнообразных областях деятельности. Поэтическая форма придает этой книге важное свойство ощутимую связь времен в формировании понятия УЧИТЕЛЬ. И далеко не случайно, что к нашим Учителям мы относим не только выдающихся творцов, инженеров, философов, физиков, математиков, химиков , но и замечательных спортсменов.

 

            Спорт в МГТУ (МВТУ) им. Н.Э. Баумана был всегда почитаем. Многие профессоры были мастерами спорта. В нашем спортивном клубе и на спортивной кафедре работали великолепные спортсмены: В.В. Попенченко, Е.Н. Лебедев, В.И. Лощилов, И.С. Багаев, А.Г. Чернышов, О.Н. Жгутов, Л.А. Романова, В.А. Радель, В.М. Сагалевич, Г.А. Хачатуров, С.Н. Прудников и многие другие.

            Спортсмены МГТУ (МВТУ) добивались очень высоких результатов в лыжном спорте, в альпинизме, боксе, стрельбе, туризме, водном поло, легкой атлетике, волейболе, борьбе и, конечно, в САМБО. Здесь вырос один из основоположников, зачинателей этого вида спорта,  шестикратный чемпион СССР - Генрих Карлович Шульц. Он стал Учителем, яркой увлеченной личностью. Его уважали и любили. Эта книга тому свидетельство. Уверен, что её прочтут с интересом, а следовательно с пользой.

 

                                                                       

 

ВОСПОМИНАНИЯ   ДРУЗЕЙ

 

        

Книга Учителям Времен поэтессы Феано,  окончившей факультет Энергомашиностроения МВТУ им. Н.Э. Баумана, посвящена памяти выдающегося человека, спортсмена, воспитателя и организатора Генриха Карловича Шульца, которого боготворили студенты 60-90 гг. прошлого века!

Генрих Карлович оставил светлую память о себе у всех, кто его знал,  особенно, кто был с ним дружен. Шести кратный чемпион Советского Союза по самбо, самоотверженный пропагандист и проводник спорта,  заботливый  тренер, (в буквальном смысле вынашивал и выхаживал многих и многих мастеров спорта), великолепный рассказчик, одержимый  грибник и рыбак, заботливый и мудрый отец,  иногда  ироничный,   неизменно оптимистичный, дружелюбный и отзывчивый.  Он был красив лицом, душой и телом, чист в мыслях и делах.  Он был сильным всегда, везде, во всем. Он работал легко, отдавая всего себя своему делу.  Помогал и учил совершенно бескорыстно:  сердцем своим слышал ответный и благодарный голос сердец, очень любил дарить и отдавать.  За  многие  годы я ни разу не слышал, чтобы он говорил о деньгах. Мне  иногда  казалось это нереальным, но это было так. Он  был  выше  многих  мелочей и условностей  быта.

Сказочный  человек, волшебник  -  великан из мечты.  Его  любили,  особенно  дети и молодежь,  и слушались.  Даже  злые  собаки  виляли  хвостами,  когда  он к ним  приближался.

Многим из бауманцев, да и не только,  выпала  удача -  счастливая  возможность  знакомства и  дружбы  с  Генрихом Карловичем Шульцем.

 

Дружище, Генрих, Карлыч,  добрый, мудрый Гена!

Как  Гулливер,  гигант в своем  народе,

Как  Дон-Кихот, как душ уставших Авиценна,

И как  звезда на  нашем  небосводе

Прошел по жизни с нами ты короткой,

Ушел, оставив яркий шлейф кометы,

Душевно щедрый и отнюдь, не кроткий,

Искатель и боец, кострами и любовью сына нежною согретый

 

Генрих Карлович ездил по всему Советскому Союзу и соседним странам, всюду встречал друзей, обретал новых. Любил туризм, был искуснейшим рыболовом, знатоком  природы. Он помнил множество охотничьих, рыболовных, туристских историй и мог рассказывать их часами. Мне посчастливилось быть их слушателем, есть вкусно приготовленную Генрихом рыбу, икру и раков, наблюдать,  как он по детски радовался найденному  грибу или пойманной  Мариванне, так он называл щук по десять и более килограмм.  Самого же Генриха Карловича  друзья часто называли  Карлычем и Дедом. Эти поездки, каждый раз новые, оживляли в нас интуитивное, трепетное  ощущение свободы - Воли, идущее, вероятно, от космической  сущности  Человека.

 

Растаял снег и лед,

И нет следов от Нивы

На берегах прозрачных русских вод,

И только в клетках тела еще живы

Зима, рыбалка да шальной  народ.

 

Давно растаял лед

Как  много лет прошло!

А время гнало всех всегда вперед вперед,..

Но там на льду нам было хорошо,

Мы забывали про мирской наш хоровод.

 

Там не было чинов,

Проблем, успехов, званий,

И не было фанфар и выхолощенных слов,

Там мерою  таланта  и основой поситаний

Был  лишь  улов - количество и качество хвостов!.

 

Овраги, лес и луг,

Озера, топи,  реки,

Костер, туман, а рядом старый друг

Как  странно оживает в человеке

Азарт и ген на этой Воле вдруг!

 

И теплая изба буханка хлеба

Рассвет в заиндевелом маленьком окне

Нехитрая еда рассказы Деда

И крепкий сон с кукушкой на стене,

Порою, аж до самого обеда.

 

И Сара, Гродно, и Убель, и Десна

Дарили нам покой, приют и радость.

И жизнь текла, как полная река,

И отплывала дальше старость,

И возвращалась в душу красота.

 

Сегодня, спустя четыре года после ухода Генриха Карловича, он остается снами: в нашем мировоззрении и поступках, в турнирах по самбо, посвященных его памяти. Он в наших уже взрослых детях, которые знали его, будучи маленькими, и конечно ( и это основное) -  он  оставил нам себя в своем сыне -  Михаиле.

 

Насколько важно в жизни встретить такого уникального человека! Когда его вспоминают, лица  светлеют. Спасибо тебе, Карлыч, за все, что придумал, осуществил, подарил и оставил людям!  Спасибо

 

Заведующий кафедрой МГТУ им. Н.Э. Баумана,

Лауреат Государственной премии СССР и Международной премии,

Заслуженный деятель науки и техники России,

Почетный член Парижского Международного института холода,

профессор

 

А.М. Архаров

 

************************************

Хочу сразу поставить точки над и: я не собираюсь подробно описывать, каким замечательным и неповторимым борцом, тренером, педагогом и человеком был Генрих Карлович Шульц. Он действительно был незаурядным человеком. Именно поэтому, мне представляется важным оживить в памяти и попытаться описать какие-то эпизоды нашей, теперь уже ушедшей в прошлое дружбы.

          Судьба столкнула меня с Генрихом в конце 60-х годов. У нас сложился практически неразлучный коллектив: мы проводили почти ежедневно больше времени вместе, чем врозь. Мы это я, Генрих и наши супруги. Близость моей квартиры от МВТУ им. Н.Э. Бауман и желание быть вместе создавали условия для почти ежедневных встреч. К тому же казалось, что все мы были очень азартными людьми. Правда, моя жена и Генрих были всё-таки азартнее, за что и получили кличку Парамоши. Помните в фильме Бег во время картежной игры генерал Чернота говорит Корзухину: А ты азартный, Парамон!.

         Да, мы тоже играли в преферанс. Обладая неплохой памятью и будучи наблюдательным психологом, Генрих хорошо разбирался в теории раскладов и в картёжных ситуациях. Поэтому вскоре у женщин появилась одна пламенная страсть: выиграть у Генриха. Играли шумно, азартно, часто спорили, потому что у этих игр была цель: летний отдых. После каждой игры проигравший писал вексель на сумму проигрыша, и он отправлялся в копилку. В июне копилка вскрывалась, все векселя оплачивались, а получившаяся денежная сумма тратилась на приобретение палаток, спальников и прочего оборудования для летнего отдыха.

          Летний отдых в нашей компании был делом, к которому готовились целый год. Это были незабываемые поездки. Главным их вдохновителем и организатором был Генрих. Организатор не совсем не то слово. Он был центром этих поездок, а одной из существенных составляющих была рыбалка.

         Я не рыбак, о чём мне не раз говорил Генрих. И при этом он тут же добавлял: Но за то ты приносишь удачу.  В подтверждение этого почти нереальная история. Как-то в мае, году в 1973 или 74, играли целую ночь в преферанс. Когда часов в 6 утра женщины легли спать, Генрих говорит: Поехали на рыбалку!. И на мой недоуменно вопрошающий взгляд добавляет: Удочки со мной и ехать недалеко, в Бутово. Погода была изумительная, светлая, весенняя, и меня не пришлось долго уговаривать. Собрались, вышли на улицу, поймали такси и через пол часа были в Бутово.

          Место рыбалки не вызвало у меня энтузиазма: небольшой прудик примерно 60 х 120    м, по берегам с десяток рыбаков, бесклёвно купающих наживку в пруде (ведь май нерестовый месяц). Но Генрих был целеустремлён. Раза два мы обошли этот пруд. И вдруг он весь как-то подтянулся, как охотничья собака, почуявшая дичь, и стал торопливо готовить удочку, кивая на куст, торчащий из воды у берега. Действительно, толстые ветви этого куста периодически подрагивали. Снарядив удочку тройником и поплавком, он забросил её к этому кусту. Сидим на берегу десять минут, двадцать, сорок, час. Мне это дело начало надоедать, устал тупо смотреть на этот застывший на месте поплавок. Генрих! Поехали домой. Подышали свежим воздухом, и хватит. И в этот момент он резко подсёк, и раздался визг бешено вращающейся катушки. На крючке что-то сидело.

-         Снимай штаны, бери подсачник и лезь в воду.

-         Ты что, Генрих, вода 10 градусов,  не больше!.

-         Без разговоров, - заключил Генрих тоном, не допускающим возражений.

Я влез в воду, а он начал потихоньку выбирать леску, вращая катушку. С первого раза мне не удалось подсадить рыбу: неудачное движение, потеря равновесия, визг разматывающейся катушки, я с головой в воде, а над водой яркая, полноразмерная и уничтожающая меня речь Шульца. Вторая попытка оказалось удачной: в подсачнике был карп длиной около метра и весом, как выяснилось позднее дома, в 16 килограмм. И подбагрил его Генрих не за хвост или бок, а за нижнюю губу, как будто видел сквозь толщу воды.

         Не буду дальше описывать тех рыбин, которых вытаскивал Генрих при моём участии, чтобы не прослыть действительным рыбаком, у которого вся рыба больше метра, хотя в нашей компании в ходу на самом деле бытовала поговорка о том, что рыб меньше метра нужно выпускать обратно в воду, чтобы подрастали...

         Мы часто путешествовали по Тверской и Псковской областям, и почти всегда при этом Генрих умудрялся из всех водоёмов извлекать крупную рыбу, хотя были и неудачные поездки, когда приходилось варить уху из живца.

          Причина рыбацких успехов Генриха была в его рыбацкой одержимости. Когда уезжали на рыбалку, он мог неделями не спать, круглые сутки, занимаясь рыбалкой. Жабы! В воду!, - этот его клич мог раздаться в любое время суток. Он был при этом неутомим, а у нас, тех, кто был рядом с ним, порой просто не хватало физических сил.

          Помнится, что произошло летом 1975 года, когда мы отдыхали и рыбачили на юге Тверской области, в деревне Высочерт, расположенной на берегу одноименного озера, в такой глуши, что во время войны немцы, временно оккупировавшиеся эти районы, в деревне Высочерт не появились ни разу, и там всё время была советская власть. В этот год Генрих на соревнованиях по самбо выступил за команду МВТУ (не было студентов тяжеловесов), повредил плечо и не мог грести. Основным и единственным гребцом оказался я. Проходит неделя, у меня на руках появляются кровавые пузыри. Я показываю их Генриху и слышу его голос: Ничего, сейчас намажем зелёнкой, забинтуем, и можно снова на озеро.

          Проходит ещё какое-то время. Мы заплываем на лодке в дальний конец озера, и там мои руки отказываются держать вёсла пальцы разжимаются, и грести невозможно. Генрих замечает это и говорит: Ничего, сейчас привяжем руки к веслам, и всё будет в порядке. Пришлось перед следующим летним отпуском покупать на преферансные деньги лодочный мотор Ветерок-8, который потом много лет служил верой и правдой.

         Его рыбацкие успехи были обусловлены, конечно, его знаниями всех рыбацких тонкостей и, в значительной мере, его неповторимой одержимостью. И таким он был во всем.

                                                                           Профессор                                                                          Шинкаревич Ю.П.

 

****************************************************************

 

            Генрих Шульц ярчайшая легенда МВТУ им. Н.Э. Баумана. Будучи многократным чемпионом Советского Союза по самбо, основоположником этого направления в спорте, он являлся выдающимся воспитателем молодежи, прежде всего студенчества 50-х и 90-х годов. Встречаясь с великим королем самбо и его учениками, всегда ловил  себя  на белой зависти - ведь генриховцы отличались необыкновенной мистической уравновешенностью характера, уверенностью в достижении цели, оптимизмом, скрытой внутренней психофизической силой. Генрих Шульц практически постоянно каждодневно занимался физическим и духовным воспитанием студентов. Даже летом Шульц со своими учениками выезжал в студенческие спортлагеря, где создавал свою неповторимую шульцевскую атмосферу спортивного отдыха. Почему-то запомнилось, что многие студенты платонически влюблялись в него, называя Генриха Шульца последним из могикан по рыцарскому отношению к женщинам. Чемпионский  авторитет Шульца во всю мощь проявился в научно-методической работе.  Были созданы лаборатория по самбо, методические разработки, осуществлен комплексный подход к подготовке спортсменов высокого уровня. После его внезапной болезни и кончины прошел большой период времени по нынешним меркам, даже сменилась эпоха  и век, но в стенах МГТУ им. Н.Э. Баумана  до сего времени часто и с гордостью упоминают имя великого спортсмена, педагога  и человека Генриха Шульца.

 

                                               Руководитель НУК ИУ МГТУ им. Н.Э. Баумана,

                                                        Заслуженный деятель науки и техники РФ,

                                                         Лауреат Государственной премии СССР,

                                                            доктор технических наук, профессор

     В.А. Матвеев

 

*****************************

 

                                                                                               

 

Каждая минутка значима,

                                                                                                Волей высокой назначена,

                                                                                                Вешкой в пути обозначена,

                                                                                                Память о ней не утрачена.

 

            Генрих Карлович Шульц потомственный Человечище! Шестикратный чемпион могучего вида спорта самбо в могучей в то время стране. И рядом с ним всегда сынки: чемпионы, чемпионы, чемпионы и не чемпионы, но ученики, ученики, ученики Удивительно, что вовсе необязательно ученики по борьбе и, даже чаще, - ученики по жизни. Хотя все обычно начиналось с борьбы борьбы, в которой мальчишки становились мужчинами. Вот и я, Строкин Анатолий больше, пожалуй, ученик и товарищ по жизни.

            В начале 60-х уже прошлого века мне тоже довелось стать небольшим чемпионом МВТУ в легчайшем весе. Я был мухой. И первое неизгладимое впечатление о Генрихе это громаднейший человек. Он казался мне тогда подобным могучему парусу неведомого корабля. Таким и остался в моей памяти навсегда.

            Учителем Генрих был прирожденным, собственное я в ученике никогда не подавлялось. Напротив, он умудрялся отыскать в тебе то, о чем ты и не подозревал: смотришь  - и забил еще один родничок, еще один человек состоялся. Окончил я МВТУ, но продолжал приходить на тренировки. Так случалось со многими. Генрих притягивал к себе как магнит: ширилась и прирастала держава Шульца.

            Продолжение наша дружба получила неожиданное. Было это уже в конце 70-х. У нас с Алексеем Михайловичем Архаровым складывалась тогда традиция выбираться на рыбалку в мою глухую деревеньку под Ростовом Великим. Я выезжал вперед подтопить избушку. Вот и на этот раз основная рыбацкая артель подъехала позже. Выхожу встречать и немею от удивления и слышу:  С кем это ты, Леша, собрался меня знакомить? Я его давно знаю. Вот эти-то поездки и есть для меня самое дорогое.

            Многое сейчас вспоминается. Дни рождения Генриха в спорткомплексе МВТУ. Казалось, пол-Москвы туда съезжалось. В метро сплошь знакомые лица: Ты куда? - Да, теща в магазин послала. - Какая теща? У Генриха же сегодня день рождения! - Мать честная, как же это я?

            Или рыбалка на прудах в Текстильщиках, когда Генрих при всем честном народе выволок карпа, килограммов на двадцать пять. Народ гуляет, собачки интересуются, а карп, как поросенок, в рюкзак не лезет. Но это все отдельные рассказы.

Вообще, Генрих притягивал всегда все большое и доброе, а маленькое, становилось значимым, великим, царским. Дело же, которое он делал, в глазах окружающих становилось Царевым.

Часто рыбачили на небольшой речке Саре, в Дубровке. На крутом берегу стояла и сейчас стоит древняя сосна. Так и договаривались : Куда идем? - К сосне., На бочаги в Красавино или К  Мельничному болоту. Удивительно могуча для небольшой речки долина реки Сары. Пришлась она Генриху по душе. Да и то сказать, Сара  от слова Сар - Царь. Название уходит корнями в глубокую древность к Рюрику, к варягам. Царская  река Сара. Сядешь в лодку у сосны и приплывешь мимо древнего Сарского городища, мимо Ростова Великого к волжскому Сараю, царской резиденции, к Варегову. Здесь Козьма Минин с войском пил из речки. Святые, вольные места древней Руси. Вот уж истинно: Речка малая берега круты.            Зимой здесь тихо. Тетерева висят у болота на березах. Волк вышел, посмотрел сквозь поземку на людей, послушал как скрипят лыжи и ушел за косогор. В избе тепло. Дымятся щи. Хозяйка поднимает тост: Чтоб всю жизнь таких мужиков кормить! Это, конечно, за Генриха. Хорошо зимой на рыбалке! За день вертушкой накрутишься, морозцем надышишься, оттого вечер - особый, дорогой и желанный. Генрих изобретает рыбацкие снасти и рассказывает, рассказывает.(Всю ночь мотает снасти, под рассказов страсти). Мы, здоровые мужики, как дети, не шалим, боимся спугнуть. Генрих юморит, лицо серьезное, не смеется. А чего смеяться? дело житейское: истинно по ошибке генералу под зад щечкой дал (н  не пыром же!), а что тот в снегу башкой ошалел (не весь же зарылся, ноги-то торчали, даже быстро-быстро так двигались), и адъютант тоже быстро помог. Штаны-то у того козла, который по утрам не умывался, точь-в-точь, как у генерала были. Утро раннее, зимой медленно светает, НЕ РАЗГЛЯДЕЛ!.. Думаю: От чистого сердца! Пусть снежком умоется!.

            На озере потом, когда лунки вертели, все прояснилось. Конъячку даже выпили. Только генерала уже два адъютанта прикрывали, а он,  как в сторону Генриха глянет, вздрагивал почему-то. Одно слово генерал.

            Если бы собрать толику его рассказов и рассказов его учеников, друзей-товарищей, получилась бы удивительная книга о Генрихе Карловиче Шульце Человеке-Громаде, Громаде по духу, по доброте, по удали, по силе.

 

Речка вольная берега круты,

            Скован панцирь, ей не испить воды,

            Перекатами не журчать под ним,

            В тихих заводях не узнать глубин.

 

            Спит долинушка Мощь российская

            С древней силушкой богатырскою.

 

            Царь река ты был корабли водил.

            Добрых дел больших красоту любил.

            Речкам маленьким родники дарил.

            Тайнам мужества малышей учил.

 

            Встань, детинушка, над Державою,

            Осмотри свои речки малые:

            Речки малые в берегах крутых      

            Продолжатели добрых дел твоих.

 

 

 Доцент, кандидат технических наук

                                                         А.А. Строкин

           

 

 

 

 



   !  SunHome.ru

: Optimizer
Parking.ru