Сказки Мудрецов


  Главная > Библиотека Сказок Мудрецов > Сказки Суфиев > Сказки Ансари >  


Карта сайта

Поиск


Оставьте это поле пустым:
расширенный поиск





Феано

Галактический Ковчег

РумимуР

Рифмы Феано

Сказки суфиев

Волшебный Остров Эхо

Эзоп



                        ХЛЕБ   И    ДРАГОЦЕННОСТИ

 

            По  сюжету  притчи  Абдаллах-и  Ансари  Харави (ум. 1089)

 

Король  в  порыве  бескорыстного  желанья

Облагодетельствовать  подданных  решил,

И,  не  скупясь,  богоугодное  свершил...

Руками  пекаря,  но  с  целью  пониманья...

 

Того,  куда  пойдут  дары,  в  какие  руки!

Два  каравая  пекарь  должен  был  испечь.

И  некто  сможет  драгоценности  извлечь

Из  одного  из  них!   И  пусть  решают  духи...

 

И  пекарь  выбрал, ведь разборчив человек:

Один  был   дервишем,  казался  образцом,

На  самом  деле  был  ханжою  и  скопцом...

Второго  пекарь  не  любил,  как  всех  калек.

 

Хлеб  с  драгоценностями  дервишу  отдал,

Ну,  а  хромому  он  вручил,  что  оставалось...

Однако  дервишу  тяжелым  показалось

«Сырое»  тесто...  где  комки  он  ощущал...

 

Взглянув  на  пекаря,  увидев  хмурый  вид,

Он  обратился  к  покупателю  другому:

-  Давай,  сменяемся  хлебами  на  дорогу,

   Тебе  я  больший  хлеб  отдам.  Я,  вроде,  сыт...

 

А  тот привык  всегда  покорным  быть  судьбе.

Охотно  отдал  каравай  и  взял  другой.

И  был  за  это  награжден  своей  судьбой!

Откуда ж  было  знать  ему  о  Короле...

 

А  сам  Король  решил,  что  дело  в  Высшей  воле,

И  ей  угодно    от  богатства  уберечь

Беднягу  дервиша  -  во  грех  бы  не  вовлечь...

И  дервиш  рад  был,  что  умней  его  нет  боле...

О  чем  же пекарь  размышлял?   -  Я  сделал То,

Что  было  велено.  Что  было  -  То  прошло...

 

 

                        ПРОДАЖА      МУДРОСТИ

 

 

Уходит  время  нам  отпущенного  срока...

Сейфульмулюк  уж  половину  "отпустил",

Черпая  знания  из  книг,  что  было  сил,

И  путешествуя  по  кладезям   Востока...

 

Но  вот  молва  пришла  из  города  Герата

Об  Ансари  -  поэте  века,  мудреце,

Об  уважаемом  и  любящем  отце.

-  Лишь  у  него  найду  я  истинное  злато!

 

            Сейфульмулюк  к  нему  за  Знанием  спешит.

            И  вот  добрался  и  стоит  уж  у  ворот.

            На  них  какая-то   табличка  гостя  ждет,

            И  надпись  странная,  любого  удивит:

 

                        «Здесь  продается  (для  желающего)  Знанье».

 

Он  молча  смотрит:  -  Видно  цель  имел  мудрец...

Возможно,  этим  он  отпугивал  овец,

Но,  может,  умному  дает  напоминанье.

 

Зашел  и  видит  на  пороге  старика.

Поэму  пишет  о  привязанности  к  тени...

   -   Ты  хочешь  Знания  купить  по  этой   теме? -

Спросил  хозяин,  -  Ну,  а  хватит  серебра?

 

Тот  посчитал,  и  оказалось  сто  монет...

  -   За  эти  деньги  ты  получишь  три  совета!

  -   Вы,  в  самом  деле,  продаете?  -   так  поэта

Наш  путешественник  спросил.   И  вот  ответ: 

 

                        -  Живем  мы  в  мире,  и   приходится  считаться

                        С  материальными  условьями  его.

                        В  особом  Знании  -  особое  зерно.

                        Но  ведь  не  каждому  оно  должно  даваться.

 

                        Мое  же  Знание  -   ответственность  большая.

                        Тому,  в  ком  нет  необходимости  Пути,

                        Даю  я  деньги,  помогая  тем найти

                        Необходимое,  и  плату  принимая.

 

И,  серебро  взяв,  старец  тихо  продолжал:

             -  Теперь,  внимательнее,  первый  мой  совет!

                Седое облачко  вдали  -  предвестник  бед.

Сейфульмулюк,  как  и  всегда,  завозражал:

 

-  Но  что  же  ценного  совет  сей  заключает?

   В  нем  ничего  о  назначенье  человека,

   Или  душе  или  об  истинности  света!

            -  Зачем  же  знать  тому,  кто  мертвым  вопрошает?

               Возьми  назад  свои  монеты  и  уйди!

И  тотчас  стих  Сейфульмулюк  -  весь  во  вниманье...

И  молчаливое  -  «Простите,  я  за  Знаньем!»,

Лишь  после  этого   продолжил  Ансари:

 

            -  Когда  ты  встретишь  птицу,  кошку  и  собаку

               В  одном  из  мест,  тогда  хозяином  им  будь!

               Смотри  за  ними  до конца,  да  не  забудь!

 

-  Какой  престраннейший  совет...  -  смолчал,  однако, -

   Наверно,  смысл  метафизический  непрост.

   Но,  если  долго  мне  над  ним  поразмышлять,

   В  конце  концов,  смогу  я  сей  совет  понять.

               Подумал  так,  но  промолчал,  как  бы  подрос…

 

И  дальше:  -  Если  ты  совету   будешь  верен,

                    Но  испытаешь  нечто  большее,  чем  ты,

                    Да  ощутишь  себя   у  двери,  у  черты,

                   Войди  в  нее!  А  Путь  -  поистине  безмерен.

 

                        *****

 

Учеником  Сейфульмулюк  хотел  остаться,

Но  Ансари  довольно  грубо  отказал...

И  тот  в  Кашмир  побрел,  к  учителю  пристал,

И  лишь  потом  он  в  Бухаре  смог  оказаться.

 

Случайно  встретил  человека  из  совета,

С  котом  и  птицей  и  собакой.  -  Неспроста!

А  где  же  облачко?   Да  нет  его,  пока.

Еще  он  вспомнил  изречение   поэта 

 

            О  том,  как  люди  полагают,  что  событья

            Должны  последовать  одно  вослед  другому,

            А  в  жизни  часто  происходит  поиному,

            Своим  порядком,  силой  высшего  наитья...

 

Он  приобрел  троих  животных  и  остался

Жить  вместе  с  ними  и  трудиться  в  Бухаре.

Прошло  три  года  так.  Однажды  на  заре

Вдруг  видит   облачко.   Тут  он  заволновался...

 

Скорей  домой.  Собрал  еду,  своих  животных,

Не  потеряв   секунды,  с  ними  он  бежал.

Спустя  неделю  он  об  облачке  узнал:

То  -  пыль  орды  завоевателей  жестоких,

 

Что  истребили  всех  живущих  в  Бухаре...

И  он  припомнил  те  слова,  что  Ансари

Сказал  о  «пользе  Знаний   мертвому»,  узри,

Слова  раскрыли  нечто  скрытое  во  мгле...

 

А  мы  продолжим  сей  рассказ,  суровой  ниткой

Связуя  трудные  шаги в  пути  судьбы.

Он  оказался  без гроша  и  без  еды

В   стране,  где   люди  не  дарили  их  улыбкой...

 

В  слепом  отчаянии  на  землю  ниц  упал

Иефагана,  да  взмолился  всем  святым:

    -   О,  помогите,  мы  от  голода  не  спим...

Да  словно  в  некое  забытие  попал.

 

И  в  состоянии  престранном  вдруг  виденье,

Такое  ясное,  как  будто  наяву:

Кольцо  златое  с  изумрудом  в  синеву.

Зеленый  камень,  излучающий  свеченье!

 

"Златой  венец  венков  -  кольцо  от  Соломона,

  Да  будет  мир  над  ним,  -  в  ушах  его  звучит,  -

  Кольцо  под  камнем,  что   под  деревом  лежит..."

            И  тут  очнулся,  в  силу некоего  Закона.

 

Восходит  утро.  Он  в  волнении  спешит

Пройтись  в  окрестностях  дорог  Иефагана.

И  вот…  с  предчувствием  явленья  урагана,

Находит  камень,  что  судьбу  его  хранит.

 

И  вот  оно:  кольцо  такое,  как  во  сне!

            Молитва  рвется  из  него,  как  дух  из  тьмы,

                        - О!  Дух  кольца!  Я  верю,  мне  поможешь  ты!

                           Прошу,  избавь  от  тех  мучений,  что во  мне!

Блеснула  молния,  и  вздрогнула  земля!

Как  будто  страшный  ураган  загрохотал,

Могучий  голос  скрытой  силы  зазвучал

В  тот  миг,  когда  омыл  кольцо он  из ручья.

 

            -  Через  века  ты  стал  наследником  сей   Власти

               И  Соломонова  наследства.   Я  -  слуга.

               Проси,  что  хочешь,  все  исполнится  сполна!

                        -  Храни  животных,  дай  нам  пищу!  Дай  нам  счастья.

                           Во  Имя  духа  Соломона  и  Творца,

                           Пусть  будет  мир  над нами!  А  еще… скажи,

                           Вот  этот  миг  и  есть  конец  того  пути?

                           Мне  Ансари  велел  быть  с  ними  до  конца.

 

            На  это  дух  ответил:  -  Это  не  конец!

И стихло  все,  как   то,   прошедшее  виденье,

И  грозный  голос,  и  земное  сотрясенье,

Что  вызывает  содрогание  сердец.

 

Сейфульмулюк  решил  остаться  в  том  же  месте

Устроив  дом.  Слуга  им  пищу  приносил.

А  из  жилища  своего  не  выходил.

Соседи  чтили  мудреца  без  всякой  лести.

 

Сменялись  дни,  за  ними  годы  проходили,

Как  будто  счастливо  и  будто  бы  светло.

Он  размышлял  о  жизни  прошлой  так  умно,

Что  очень  многие  о  нем  заговорили.

 

А,  наблюдая  за  животными  своими,

Пусть  незаметно,  он  их  многому  учил,

Да  как  с  людьми  порою  с  ними  говорил,

А  иногда,  имел  беседы  со  святыми.

 

Когда  же  странники  вопросы  задавали,

Об  испытанье  и  духовном  назначенье,

Он  останавливал  их  кротким  изреченьем:

-  Я  выполняю  то,  что  свыше  мне  сказали.

 

Теперь  представьте  изумление  его,

Когда  вдруг  кот...  заговорил:  -   Любимый  мой!

            Ты  увлекаешься  заданьем,  как  игрой,

            Но  где  конец  его,  ужели  далеко?

 

- Не  удивляюсь  я,  как  видно,  потому,

Что  сотни  лет нужны  для  "где"  и  "почему"…

 

-  Ты  ошибаешься! -  вдруг  птица  говорит,  -

   Лишь  оттого,  что  ты  у  путников  не  хочешь

   Учиться  мудрости,  и  тем  себе  пророчишь

   Дорогу  долгую...  Пойми,  что  сам  пиит,

 

   Сам  Ансари  к тебе  их  часто  направляет,

   Чтобы  проверить   проницательность  твою.

                        -  В  своем  ли  я  уме,  коль  с  вами говорю?

                        Мои  питомцы  и  меня  же  поучают!

 

                        Выходит,  я  уж  много  раз  был  у  черты,

                        Но,  почему  же  вы  мне  раньше  не  сказали?

                        (Взволнован  Сейф - баба,  его  так  называли...)

-  Мы  говорили!  Только  нас  не  слышал  ты...

   Теперь  ты  нашу  речь  прекрасно  понимаешь,

   Но  в  этом  возрасте  остался  шанс  один...

   Смотри  внимательней,  любимый  господин,

   И   примени  все  то,  о  чем  теперь  ты  знаешь!

 

С  того  момента  дни  и  месяцы  прошли.

И  как- то  раз,  старик  напротив  поселился.

Разбил  палатку  и с  животными  сдружился.

Тут  чувства  редкостные  в  Сейф - баба  взошли...

 

Решился  дервишу  поведать  он  сомненья:

            - Оставь  меня, -  тот  перебил,  -  вся  болтовня

              Об  облаках,  об  Ансари  -  не  для  меня,

               Какое  дело  до  кольца  мне  и  виденья?

 

С  глубокой  болью  Сейф - баба  вернулся  к  духу.

И  вот  уж  слышит:  -  Не  скажу  тебе  того,

                          О  чем  словами  говорить  запрещено...

                          Но  есть  способности  у  внутреннего  слуха!

                          Предубеждение -  диагноз  той  болезни,

                          Что  так  мешает  продвижению  в  Пути!

Вновь  Сейф - баба  решился  к  дервишу  идти.

И  обратился:  -  Я  прошу,  скажи,  любезный!

                        Нести  ответственность  я  должен  за  животных,

                        Но  я  запутался,  кто  нужен,  и  кому.

                        И  три  совета  изменили  всю  судьбу,

                        Но  руководства  -  нет!  Я  как  в  кругах  болотных.

 

-  Теперь  ты  искренне,  от  сердца  говоришь.

   И  я  отвечу:  это  -  трудное  начало.

   Вглядись в себя.  Доверь  животных  мне  сначала.

   Ты  из-за  логики...  в  болоте  ведь  торчишь.

Его  ответ:              -  Как  их  отдать,  ведь  я не  знаю

               Тебя  настолько,  как  хотел  бы,  и  потом...

               Как  можешь  ты  мне  предлагать? -

                        А  в  горле  ком...   и,   успокоившись,

-          Тебя  я  уважаю…

 

-   Твои  слова  тебя  же  выдали!  Поверь!

   Не  в  том  ведь  дело,  что заботишься  о  них,

   А  в  том,  что  жаден  до невольников  своих...

   Мое  же  Имя   -  Дарваза,  что  значит  "дверь".

 

            -  «Войди  в  нее...»?   Ты  -  вход  в  иное  измеренье?

               Не  о  тебе  ли  говорил  мне  Ансари?

 

-  С  обрыва  горного  сомненья  отпусти!

   Совет  был  третий  не  уму!  А  ощущенью!

 

                                    *****

С  тех  пор  еще  два  года  тягостных   прошли,

Где  Сейф - баба  терзался   в  страхах  и  сомненьях,

И,  наконец,  внезапно,  в  истинных  мгновеньях

Он  осознал,  куда  уходят  все  Пути...

 

Призвал  к  себе  собаку,  птицу  и  кота.

Да  так  сказал  им:  -     Отпускаю  вас!   Отныне

                                    Принадлежите  вы  себе!  Своей  святыне.

            И  вот...  конец!   Как  будто  спала  пелена.

 

Глаза  раскрылись  -  это  люди,  а  не  звери…

А  внешний  вид  -  то результат сокрытых  чар,

Что  исчезают,  если  явится  их  дар!

И  вот  он  -  Путь!  И  вот  заветнейшие  двери!

 

Заходит  в  них  и  видит  рядом  Дарвазу,

И  узнает  в  нем  Ансари!   Они  без    слов

Вошли  в  чудесный  из  чудеснейших  садов.

А  взгляд  ласкает  распрекрасную  лозу.

 

Висят  плоды,  что  на  любой  вопрос   ответят:

О  жизни,  смерти,  человечестве  и  Знанье,

Добре   и  зле,  и  о  природе  пониманья,

И  словно  маленькие  солнышки  в  них  светят...

 

            -  Твоя  привязанность  ко  внешнему  тянула

              Все  эти  годы,  Сейф - баба,  тебя  назад...

              Вот  почему  пришел  так  поздно  в  дивный  сад.

              Ты  заплатил,  но  мудрость  большее  вернула…

((()))

 

Чем  больше  думаешь  над  смыслом  мудрой  притчи,

Тем  больший  смысл  она  способна  отдавать,

Но  лишь  тогда,  и  лишь  тому,  кто  в силах  брать,

И  для  того  лишь,  чтоб понять  свои  обличья...

 

Фрагмент из книги  «Золотой Венец», 89 Kб

Ал-Ансари  ал-Харави,  Абу  Исмаил  ¢Абдаллах  б.Мухаммад  (1006-1089 гг.)  - известный  суфий-ханбалит,  родом   из  Герата.  Отец  его  был суфием   и  сам  познакомил  сына  с началами  мистицизма.  В  девятилетнем  возрасте  ¢Абдаллах  начал  обучаться  хадисам.  В  1026 г.  отправился  в Нишапур,  затем  в  Тус  и Бистам.  В  1031 г.  ненадолго  остановился  в  Багдаде,  затем  вернулся в  Герат,  где  стал  заниматься  обучением  и  вел  активную  полемику  против  му¢тазилитов  и  аш¢аритов.  С  1041 г.  начался  период  гонений,  трижды  его  ссылали.  Последние  двадцать  лет  жизни  прошли  более  спокойно.  В  конце  жизни  он  потерял  зрение  и  умер  в  родном  городе,  удостоенный  титула  шейха  ал-ислама.

Биографы  единодушно  восхваляют  его  необычайное  благочестие  и  широту  познаний  во  всех областях  религиозных  наук.  Сочинения  написаны  на  арабском  и  персидском   языках. Наиболее  известное -  Маназил  ал-саирин.

 

Как  могу  определить,  кто же  я,  что  я  такое?

Существующий  в  покое  или  тоненькая нить?

Я  -  пылинка  диска  солнца?  Рябь  поверхности  воды?

Вихрь  ветра  высоты  или  камешек  у донца?

Птица  в  мире  бестелесном,  или  странник  в  облаках?

В  четырех  я  зеркалах  пребываю  в  мире  тесном.

Я   для  верующего  -  мед,  а  неверующему  -  жало

Или  лезвие  кинжала.  Я  -  огонь,  вода  и  лед.

В  каждом  сущем  пребываю,  я  лишен  несовершенства.

В  мире  мысли  и блаженства  безупречным  я  бываю.

                       

((()))

 

Не  исполняй,  мой  друг,  желания  души,

Проси  у  Истины,  ее  везде  ищи.

К  покорности будь  алчен  и  к  познаньям,

Не  будь  привержен  миру  и терзаньям.

 

((()))

 

Людей,  смотри,  чрезмерно  не  хвали.

Прощай,  дабы прощали,  и  терпи.

 

((()))

 

Слепца,  невежды  сторонись, не  похваляйся,  а  учись.

 

((()))

 

К  покорности  будь  алчен,  приобретай  познанья,

А  бедствия  считай  за  страсти  наказанье.

 

((()))

 

Не  говори  о  том,  чего ты  не  слыхал,

И  уж,  конечно  же,  о  том,  что  не  видал.

 

((()))

 

Ты  на  чужие  недостатки  не  взыщи, 

но  прежде  сам  свои  пойми,  да  перечти.

 

((()))

 

Не  делай  сердце  погремушкой  чуда,  дива. 

Отчет  души  своей  веди  неукоснимо.

 

((()))

 

Что  не  приемлешь  для  себя,  не  одобряй  и  для  других,  однако,  и  не  укоряй.

 

((())

 

Пусть  он  ничтожен,  ты врага  не  унижай.

И  с  незнакомыми  еды  не  разделяй.

 

((()))

 

Сделай  привычкой  молчание,  будет  всех бед  окончание.

 

((()))

 

Будь  благодарен,  но  не  требуй  от  других.

Не  становись  рабом  сторонних  и  своих.

 

((()))

 

С  людьми  бесстыдными  не  знайся,   ибо  это

Влечет,  знай,  кару  в  жизни  будущей  и  этой.

 

((()))

 

Пока  не  стихнет  гнев,  ты  слов  не  говори,

И  будь  почтителен  со  всеми,  мир  дари.

 

((()))

 

Знай,  настоящая  любовь  -  то  птица  света.

Она  же  в  вечности  гнездится - суть  секрета.

 

((()))

 

Могу  я  грешнику  казаться   злым,  конечно,

Но  милосерден  я  для  добрых  бесконечно.

 

 

Сухраварди - Язык муравьев, 18 Kб

 

Для  знакомства с книгами  действует

 Рассылка писем Мудрецов.

 

Желаю Вам света понимания и радости мироощущения!

С любовью, Феано

 

 

 

 



Галактический Ковчег Войди в Нирвану! Рейтинг SunHome.ru

Технология: Optimizer
Хостинг на Parking.ru