Сказки Мудрецов


  Главная > Библиотека Сказок Мудрецов > Сказки Суфиев > Сказки Накшбанди >  


Карта сайта

Поиск


Оставьте это поле пустым:
расширенный поиск





Феано

Галактический Ковчег

РумимуР

Рифмы Феано

Сказки суфиев

Волшебный Остров Эхо

Эзоп



                        САИД    БАХАУДДИН    НАКШБАНД

 

 

Эхо...  Авторам  Веков

Когда  бы  Имя  Бога  люди  утеряли,

   Тогда  бы  птицы  в  поднебесье  не  летали,

      Не  колосился  бы на  солнце  колосок,

          Не  раздавался  бы  ребячий  голосок,

              И  не  вливались  бы  в  моря  ручьи  и  реки.

                 Не  уходили  бы  паломники  до  Мекки,

                    Тогда  бы  звезды  не  горели  в  небесах,

                       И  не  молился  бы  отшельник   и  монах.

                    Тогда  б  любви  не  знали  люди  на  Земле,

            Не  написала  б  эти  строчки  я  тебе,

      Тогда  бы Солнце не  всходило  на  рассвете,

 И    чудеса  не  появлялись   на  планете,

    Да  Имена не  сохранялись  бы  в  веках,

        А  высота  не  пребывала  бы  в  горах.

           Когда  бы  люди  мудрость  вечную  теряли,

               Они  бы  Имени  секрета  не  узнали...

               Но  то,  что  кажется,  порой,  невероятным,

            Имеет  Имя!   И  становится  понятным...

 

 

              ЛЕЧЕНИЕ     ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ   КРОВЬЮ

 

 

   Бахауддин  (1314 -  1389)

 

Во    времена   великосветской   Византии

В   богатстве,  зрелости,   однажды   заболел

Сам    Император.    И  никто  тут  не    сумел

Ему   помочь   из    докторов...   Судьба    гордыни...

 

Болезнь   съедала   будто   заживо   Царя...

И   были   посланы  за   лекарем   гонцы

По   ближним   царствам  и  в  далекие   концы.

Один   посланец   прибыл  к  суфию.    Не  зря!

 

Восточной   мудростью  цвела  в  том   царстве  школа

Аль - Газали   принадлежащая.  И   он

Ученика   послал  к  больному.   Так   закон

Повелевал   духовным   братьям.    Путь  -   Закона...

 

Так,   Аль - Арифом   был   проделан   этот  Путь.

В   Константинополе  Шейх   встречен  был  с  почетом.

И   стал  леченье  подбирать  Царю  с  учетом

Того,   что  раньше   применяли...   И   взглянуть

 

Ему   потребовалось  в  царские   дела.

Проверил  также  он  еду  и  развлеченья,

И  императорскую   страсть  и  увлеченья.

И  произнес   диагноз   вслух  он   лишь   тогда.

 

Затем  сказал   еще,   что   для   выздоровленья

Одно   лишь   средство  подойдет.   И  это  -  Вера.

Тут   возразил  Духовник   царский:  -  Где   же  мера,

Что   отразит   собой  достаточность  леченья?

 

Его   Высочество  нельзя  и  упрекнуть,

Что  недостаточно   Он   верит...   Нет,  нельзя!

Однако,   вера  и  молитвы   все  зазря.

Болезнь   Его   сжимает  так,  что  не   заснуть.

 

-  Теперь  я  вынужден   сказать,  -  Ариф   продолжил,

   Что  в  этом   случае   одно   Его   спасет.

   И  лишь  в  одном  Он   исцеление   найдет...

   Об  этом   страшно  и  подумать!  -   подытожил.

 

Вот  тут   придворные   взялись  за   уговоры,

Суля   богатства,   угрожая  и  бранясь.

Но   Аль - Ариф   ответил,   Свету   поклонясь:

-   Ваш   Царь   излечится,   когда,  закончив   споры,

 

Вы   приготовите   ему   бассейн...  с  кровью

Трехсот   детишек,   что  не   старше   семи  лет.

Он   окунется,  и  болезнь   сойдет  на  нет!

Оцепенели   все,   охваченные   скорбью.

 

Когда   прошла  она,   смятенье  наступило.

И  уж   советники   попробовать  решают

Жестокий   метод,  а  иные   им  мешают,

И  те,  чье   сердце,   сострадая,  вмиг   заныло...

 

-   Никто  не   вправе   взять   ответственность  за   кровь!

-   А,    может,  этот   чужеземец   шарлатан!

-   Быть    может,   это    средство  -  дерзостный   обман!

И  к  Императору   все  взоры   вновь  и  вновь.

 

Однако,  те,   кто  божеством   Царя  считали,

Уговорили  тем,   что  жизнь  Его  ценней

Всех  душ  у  подданных,   тем   более,   детей.

В   конце  концов,  они  гонцов   своих   послали.

 

И   разнеслась  по  всей  стране   лихая   весть:

Всех   византийских  малышей   собрать   к  двору

И   принести   их  в  жертву   рано   поутру,

На   третий  день,  когда  трехсот   сумеют   счесть...

 

Каким   страданиям  подверглися   сердца!

Одни -  злодея   проклинали  за   детей,

Что   вырывали   слуги  с  рук  у  матерей.

Другие   матери -  молились  за  Отца.

 

Они   Всевышнего   просили   ниспослать

Выздоровление  Царю  до   страшной  даты...

А    Император  с   каждым  днем   считал   утраты

От   тяжких   мук  души,   совсем   стал   угасать.

 

И,   наконец,   он   объявил:  -   Пусть  я   умру!

Но  не   приму  я  смерть   детей   для   исцеленья.

Ведь  не   смогу   найти    тогда  я  утешенья...-

  Так   отменил  Он   казнь   невинных   по – утру.

 

Как   только   это   Он   свершил -   болезнь   ушла!

И  постепенно   Он  забыл  о   ней   совсем.

И  жизнь  наполнилась   явленьем   перемен,

А    византийская    культура   расцвела.

 

Одни   мыслители    поверхностно   решили,

Что    Император   просто  был   вознагражден

За  доброту  и  от   вериг   освобожден...

Дар   покаяния   для  тех,  что   нагрешили...

 

Другие   мыслили,   что   сжалился  сам  Бог

Над   матерями  и  невинными   детьми.

Когда  же    суфия   спросили:  -  Объясни!

То   он   иначе   показать   все  это   смог...

 

-   Поскольку   Веры  не  хватало   у   Царя,

    То   он  нуждался  в  чем - то   равном    этой   Силе.

   Сосредоточенность  и  то,  о  чем  просили

   Иные   матери   у   Бога  -  все  не  зря.

 

Всеосмысление  до   страшного   событья

Нас   исцеляет,  словно    Вера   из   Небытья.

 

НАКШБАНДИ

 

 

Учитель  дервишей  -  великий  Накшбанди,

Вел  разговор  на  главной  площади  столицы...

Лазурь  мечетей  восходила  от  Земли,

И  улетали  ввысь  премудрости  жар-птицы...

          Но  вот  случайно  в  круг  собравшихся  вошел

          Бродячий  дервиш,  что  из  братства  Маламати

          "Людьми  укора"  называли,  Светом  шор...

          И  разговор  прервался,  будто  бы  некстати...

                            -  Откуда  ты  пришел?  Любезный  друг?   -

                            Так  суфий  суфия  приветствует  обычно,

                            -  Я  представленья  не  имею,  -  словно  шут

                            Ответил  он,  и  осмотрелся  вскользь,  тактично.

 

Ученики  зашелестели:  -  Пустозвон!

Учитель...  строго  ход  беседы  соблюдая,

Вопрос  второй  ему,  повысив  голос,  тон:  -

Куда  идешь  ты?  -  а  в  ответ  опять:  -  Не  знаю.

          -  А  что  есть  бог?  -  опять:  -  Не  знаю.  -  Что  есть  зло?

            А  что  же  правильно?  -  Тут  дервиш  улыбнулся...

           -  Да  то,  что  нравится,  и  что  мне  хорошо.

           -  А  что  неправильно?  -   Что  плохо  мне,  -  запнулся...

                            И  тут  толпа  во  гневе  прочь  его  смела.

                            Но  он  ушел  целенаправленно  и  смело

                            В  том  направлении,  что  значит  никуда...

                     А  Накшбанди  сказал:  -  Он  сделал  свое  дело...

 

Людьми  укора  называли  только  тех,

    Кто  словно  зеркало,  покажет  отраженье

          Того,  что  мы  не  видим,  просто  не  успев

                Увидеть  то,  что  затмевает  самомненье.

 

((()))

Когда  ты  делом  занят истинно  своим,

То  любопытным  ты  не  станешь  объяснять,

И  даже  тем,  кто  жаждет  видеть  и  понять,

Поток  всех  дел  и  русло  действий  вместе  с  ним...

Любая  внешняя оценка  этих  дел

Второстепенна  для   того,  кто  Жить  сумел.

 

((()))

 

Твое  к  Нему    говорю  о  Слове  Бога) -

Твое  взаимное  общение!  Лишь  так.

Но  не  отшельничество,  что  являет  знак

Желанья  славы...  Слава  -  гибель  прежде  срока.

 

Дела  же  добрые -  в  собрании  людей,

И  лишь  в  содружестве  взаимном  познаются...

Взаимодействием  духовным  отольются

В  Единый  колокол  звучания  Идей.

 

 

КНИГА    НА    ТУРЕЦКОМ    ЯЗЫКЕ

 

 

Пришел  однажды  к  самому  Бахауддину

    Один  ученый.  Очень  вежливо  сказал:  -

        Хочу  теперь  служить  тебе  как  господину.

            Ему  на  это  мудрый  суфий  отвечал...

               - Ты  в  лучшем  виде,  и  нелишне  мне  послужишь,

                                      Читая  тексты  "Рисалат",  мое  письмо.

                                 - Но  я  прочел  уже,  -  сказал  ему  прибывший.

                              Ты  только  внешне  прочитал,  а  суть  -  не  то. -

Есть  знаки  тайные,  невидимые  токи,

    Где  суфий  видит,  слышит,  дышит  и  живет...

          И  есть  вопросы,  где  ответу  нужны  сроки...

              Коль  вопрошающий  не  зрел  -  пусть  подождет...

                      Бахаудин  сказал:  -  Ты  думаешь,  что  можешь

                              Учиться  мудрости,  возможно,  но  скажи...

                                    А  почему  ты  так  уверен?  И  отложишь

                                Ответ  во  Времени.  С  терпеньем  подожди. -

Учитель  вновь  сказал:  -  Пусть  младший  мюрид  встанет!

(Так  называли  во  кругу  учеников)

И  младший  встал.  -  А  сколько  Времени  ты  с  нами?

"Сегодня  три  недели"  -  был  ответ  таков...

 

             -  Я  научил  тебя  чему-нибудь,  скажи  нам?

             - Не  знаю  я  -  А  как  ты  думаешь?  -  Не  так!

              Вот  эту  книгу  со  стихами  опиши  нам,

              Не  открывая,  но  держа  ее  в  руках.

              И  прочитай  нам  наизусть,  да  без  ошибок

              Все  содержание.  -  И  ученик  сказал:  -

                        Не  на  родном,  а  на  турецком  эта  книга...

                        А  дальше...  все,  что  в  ней,  он  наизусть  читал.

 

И,  пораженный  этим  чудом  несомненным,

(Читалась  книга  неоткрытой   тем,  кто  мал,

Да  на  турецком  языке,  со  вдохновеньем,

Учеником,  что  языка  того  не  знал...)

                Наш    гость  упал  к  ногам  учителя  покорно,

                    И  вновь  просил  принять  его  в  суфийский  круг...

                        Бахауддин  вновь  объяснил  ему  спокойно:  -

                          Ты  феноменом  увлекаешься,  мой  друг...

                               А  "Рисалат"  прочел  лишь  внешне,  повторяю.

                        Но  есть  действительность,  попробуй  и  пойми,

                               Как  этот  мальчик.  Я  в  нем  силу  проверяю.

                                    От  удивленья  не  застынет  он  в  Пути...

 

((()))

Так  замечательна  в  сей  притче  суть,  начинка.

За  феноменом  можно  много  потерять...

И  только  сила,  что  таится  в  сердцевинке,

Поможет  суть  найти  и  многое  понять.

           

Ответ  несказанный  во  Времени  отыщешь,

              Когда  ты  всмотришься  в  дыхание  Земли...

              Когда  прекрасные  картины  ты  услышишь,

              И  внешний  полог  скинешь  со  своей  души.

 

 

                                                УТРЕННЯЯ     ТОРГОВЛЯ

 

 

Бахауддин   Накшбанд   однажды,   на   базар

Пришел  с  шестом   изрядно   длинным  и  тупым...

И  силой   рук   своих,   с  усердием  большим,

Стал   опрокидывать   и   лавки,  и  товар!

 

Должны   заметить,   в  достославной   Бухаре

Базар   великим   называют   потому,

Что   жизнь   кипит  там   целый  день,  но   поутру...

Особый   вкус  и  аромат,  как   по   весне.

 

Толпа  была  таким   поступком   сражена!

Ведь   репутацию  имел  Бахауддин,

Как   уважаемый,   достойный   гражданин!

Его   мудрейшим  называли,  и не  зря.

 

Он,  хриплым   голосом   кричал,  как   оболван!

Круша   лотки,  где   фрукты,  овощи   лежали.

И  со  всего   базара  люди   набежали,

А  весть  об  этом  разнеслась,  как   по   волнам.

 

И   долетела  до   Дворца!    Эмир    велел

Явиться  с  нарочным  немедля   мудрецу!

Да   объяснить  все   поведение   Дворцу,

Где   стены...   слышат,   окна...   видят. 

                                     (Словом...   плен)

 

Бахауддин   явился   тотчас  и  сказал:

-  Законоведов   соберите  и  придворных!

   Купцов   знатнейших,  и  министров,  и  дозорных...

   В мундирах   гвардии!  -  и  тут  же   замолчал.

 

Эмир   поник:  -  Бахауддин  сошел  с  ума!  -

Но  потакать   его  причудам  все ж  решил.

(Поди,  вернется  ум,  не  так  уж  он  грешил.

И  восстановится  седая  голова...)

 

Итак,  собрались  в  Тронном  Зале   все  они.

Бахауддин  вошел  последним  и  сказал:

-  О,  Высочайшие  Врата,  Мудрейший  Зал!

   А  так  же  те,  кто  с  Вами   силу  обрели!

 

Известно  Вам,  что  поведенье  человека

Есть  показатель  самоценности  его...

Но  поведение -  лишь  внешнее  звено!

За  ним  скрываются  все  мысли -  ценность  века.

 

Чтоб  одобряли  бы  его,  всего - то  надо

Вести  себя,  как  ожидают  все  вокруг!

А,   может,  мысли - то  его  уже  недуг?

А  поведение  -  мундир,  как  для  парада!

 

А,   может  быть,  наоборот.  И  человек

Свершает   то,   что   порицается   другими,

И  он  становится   изгоем,  а  благими

Считают   тех,  кто  предъявляет   ложный   чек.

 

Эмир   спросил:  -  К  чему  ты   клонишь,   что  ты  хочешь

            Нам   доказать  сейчас,  чему  же   научить?

-  Да  каждый  день  и  каждый  час  я  должен  жить!

   Однако  мысли...   чехарда!  Не  все  отточишь.

 

И,  если   дать  им  выход   так,   как  дал   я   им,

То   результат   проявит  пагубность   их   действий.

А  мы  живем,   друзья, на   сцене   лице действий.

И  понимать   должны,   что  кроется   за   сим.

 

За  результатом  мыслей   наших  -  все   деянья!

Мое   Ученье  в  том,  чтоб   Это   понимать.

И  по   утрам  не    торговать,  а   оживать!

Освободив  в  себе   пространство  для  познанья.

 

-  Но   каково   решенье  в  целом    сей   проблемы? -

    Спросил   седого   мудреца  опять  Эмир.

-  Сначала  -  внутреннее,  таинство,  эфир…

   Потом   уж -  внешнее,  торговля  и  тотемы.

 

Должны  быть  внутренне   улучшены   мы  все!

Не  одобрением  за  внешние   поступки,

Иль  осуждением   разбоя   или  шутки,

А   пониманием  души  в  самих   себе...

 

 

Фрагмент из книги  Золотой Венец, 89 Kб

 

Накшбанд,  Баха  ад-дин  Мухаммад б.Бурхан ад-дин  Мухаммад  ал-Бухари  (1318-1389 гг.)  -  крупнейший  представитель  среднеазиатского  суфизма.  От  его  ремесла (накшбанд – чеканщик)  происходит  название  суфийского  братства  накшбандийа,  вместе  с тем  традиция  братства  не  считает  его  основателем:  он  -  пятый  в  цепи  руководителей  накшбандийа.  Духовным  основателем  считается  ходжа  Йусуф  ал-Хаспадани  (ум. 1140 г.).  Накшбанд  родился  в  семье  таджика-ремесленника  в  селении  Каср-и хиндуван,  умер в  родном  селении.  Его  отец  был  ткачом  и  чеканщиком.  Основную  роль  в  судьбе  Накшбанд  сыграл  дед, имевший  прочные  связи с  суфиями, он  и  пробудил  у внука  интерес  к  мистике.

Первым  наставником  Накшбанда  был  шейх  Мухаммад  Баба¢йн  Самаси,  который незадолго  до  смерти велел  ввести  ученика  в  общество  дервишей  ходжиган.  Согласно  традиции  братства,  Накшбанд  прошел духовную  инициацию с  помощью  ¢Абд ал-Халика  ал-Гиджувани,  которого  он  увидел  во  сне  и который  направил  его.  Почти  всю  жизнь  Накшбанд  провел  в  Бухаре  и  окрестных  селениях.  После  смерти  был признан  святым  и  ходатаем  перед Богом,  чудодеем  и покровителем  Бухары.

 

Я  внешне  с  вами,  ну  а  внутренне  -  с  собой.

В  родных  мирах -  в  соединении  с  Любимой.

И  путешествую  по  жизни  негасимой

В  звучанье имени  Накшбанд  своей  судьбой...

 

Эхо…

 

Я  внешне  с  вами,  а  на  самом  деле  я

В  мирах  галактик,  где  Любви  огонь  пылает.

И  ароматом  дух  в  мирах  иных  витает,

Вне  форм,  вне  имени,  что  всполохи  огня…

 

((()))

 

Любит  добрых  всякий,  кто есть  в  мире.

Если  же  ты  любишь  также  злых,

Значит,  победил  себя.  Отныне  ты  ушел от  поисков  пустых.

 

((()))

 

Когда  ты  делом  занят истинно  своим,

То  любопытным  ты  не  станешь  объяснять,

И  даже  тем,  кто  жаждет  видеть  и  понять,

Поток  всех  дел  и  русло  действий  вместе  с  ним...

Любая  внешняя оценка  этих  дел

Второстепенна  для   того,  кто  жить  сумел.

 

((()))

 

Твое  к  Нему,   я  говорю  о  Слове  Бога,

Твое  взаимное  общение!  Лишь  так.

Но  не  отшельничество,  что  являет  знак

Желанья  славы...  Слава  -  гибель  прежде  срока.

 

((()))

 

Дела  же  добрые -  в  собрании  людей,

И  лишь  в  содружестве  взаимном  познаются...

Взаимодействием  духовным  отольются

В  Единый  колокол  звучания  Идей.

 

 

Сухраварди - Язык муравьев, 18 Kб

 

Для  знакомства с книгами действует

Рассылка писем Мудрецов.

 

Желаю Вам света понимания и радости мироощущения!

С любовью, Феано



Галактический Ковчег Войди в Нирвану! Рейтинг SunHome.ru

Технология: Optimizer
Хостинг на Parking.ru