Сказки Мудрецов


  Главная > Библиотека Сказок Мудрецов > Сказки Суфиев > Сказки Санайи >  


Карта сайта

Поиск


Оставьте это поле пустым:
расширенный поиск





Феано

Галактический Ковчег

РумимуР

Рифмы Феано

Сказки суфиев

Волшебный Остров Эхо

Эзоп



ЭХО   СКАЗОК     САНАЙИ

 

 

 

                        ЩЕДРЫЙ      ЧЕЛОВЕК

 

 

Жил  некогда  в далекой  Бухаре

Богатый,  очень  щедрый  человек,

Достигший   высшей  степени  в  свой  век

В  духовной  иерархии  в  стране...

 

За  что  высоким  титулом  отмечен,

Главою  мира  назван  был  людьми,

И   каждый  день  к  нему  толпой  текли,

А  он  дарил  всех  золотом...  И  встречен

 

Был  каждый  человек,  как  подобает.

Но  щедрость  ограничена  условьем  - 

Молчаньем,  исключавшем  пустословье.

Молчанье  -  злато.  Каждый  это  знает.

 

Вот  очередь  идет законоведов.

Они  пришли за ценными  дарами

Законными  и  строгими  рядами.

Один  из  них,  не  выдержав  запретов...

 

Расхваливать  стал  щедрого.  Глава

Не  дал  ему за  это  ни  гроша...

И  тот  решил  добиться  своего,

Да  вновь пришел,  и   снова...    ничего!

 

Он  в  нищего  тогда  принарядился,

Но  милости  опять не  получил...

С  калеками  "калекой"  приходил,

И  снова  ничего  он  не  добился...

 

Глава  его  мгновенно  узнавал,

Пусть    даже он  скрывал  свое  лицо,

Иль    женщиной  являлся  на   крыльцо,

С  пустыми  все ж  руками  отпускал.

 

В  конце  концов,  пришел  законовед

К  владельцу  похоронного  бюро!

Да  в  саван  завернуть  просил  его,

Чтоб  милостыню,  данную  вослед...

 

Потом  уж  разделить напополам.

А  тот  на  это  сразу  согласился.

И мертвым человек  тот  притворился,

Когда  вносили гроб  в  высокий зал...

 

Так, собственной  рукой  Владыкой  мира

На  саван   опустил  дар  золотой,

А  тот  схватил  его  своей  рукой

Затем,  чтоб  не  делить!   Игра  сатира...

 

При  этом  он  воскликнул:  -  Видишь,  как

Добыл  я  дар,  хоть  ты  мне  не дарил,

И  щедростью   своей не наделил.

Глава  ответил:  -  В  том  особый  знак!

 

Не  сможешь  получить  ты  ничего

До  той  поры,  пока  ты  не    умрешь...

Без этого  дары  не  обретешь...

"Умри  до  смерти,  зная   для  чего".

 

                                    *****

Да,  хитрость    не  в почете  у  людей,

А  вот  законоведу  пригодилась...

И  свыше  милость...  мертвому  явилась,

Когда  в гробу  лежал  судьбы  своей...

 

Однако,  суть  у  притчи  глубока,

И  стоило б  над  ней  подумать  дольше...

"Умри  до  смерти"  слаще  или  горше,

Но  зная,  для  чего  та  смерть  нужна...

 

 

ПОСОЛЬСТВО     ИЗ   КИТАЯ

 

 

Вот  как- то  раз,  к  Хакиму   Санайи

Посольство   из  Китая  заявилось,

С  подарками,  что  смертным  и  не  снилось,

С  дарами   Императора:   -   Прими!

 

            От  нас   сей  дар  и   ниспошли   для  нас

            Известную  в  народах   мудрость   века!

            Земля   еще  не  знала  человека

            Подобного   тебе!    Душа – алмаз!!

 

            Ученые   послания   изучат,

            И   мудрость,  что  пошлешь  ты  от   себя,

            Засветит   всем,  как   новая   заря!

            Потомки  книги  новые   получат!

           

Сначала   Санайи  все ж   отказался...

И  только  после   долгих   обсуждений,

Горячих   умоляющих   речений

Посланцев   Императора,   он...   сдался.

 

Да  часть  всего  Ученья  передал

В   Китай  для   изучения   другими

Учеными,   как  водится,   иными

Доступными  им  методами...               

Шквал!

Исследований,   диспутов   и  споров

Пронесся   по   Китаю,  а  затем

Труды   и   книги  самых   разных   тем

В   стране   распространились,   для   повторов...

 

Однако  мы  забыли  о   письме

Сказать,   что  было   послано   с  Ученьем...

В  нем   кратко   объяснялось   назначенье

Учения,  что  отдано   Земле...

 

В   нем    сказано:  -  Ученья   состоят

Из   дюжины   прекрасных   утверждений,

Шести   волшебных   посохов  -  значений,

Трех   шапочек,   что   вышивкой   горят...

 

И    камешка   граненого   со  знаком,

Что   выгравирован   самим  собой...

А  дальше  -  все   дается   всем    судьбой,

Не  стоит  только   пятиться    вам   раком.

 

Ученым   Император  дал  три  года

Для   самого   подробного   труда.

За  это   время,   словно  за   века,

Распахана,    изучена   порода...

 

И   школы   самых  разных  толкований,

И   секты  для  сакральных   поучений,

И   целые   тома   нравоучений

Росли  да  размножались  в   пользу   знаний...

 

Спустя   три  года   вновь   перечитал

Великий   Император    то   письмо.

В   нем  кратко   перечислено   все   то,

Что   мир   ученый  понял   и  узнал...

 

И  то,   что  тем   предметам   назначенье

Нашли   разнообразные...   О,  да...

От   палок  для  битья  и  до   креста!

А   шапкам  -  от   моленья  до    веселья...

 

В   конце  письма   приписка:  -  Но,   поскольку,

            Об  истинном   значении   предметов

            Нельзя   сказать   вне   истинных   сюжетов,

            То   эта   информация  -  как  в  дольку...

 

            Хоть   передана   мной,  но  не   взята!

            Не   сможет   получить,  кто  не  готов,

            Ни   пользы,  ни  познания  от  слов...

            Все  ложно,   что   вбирает   соль   ума...

 

            Письмо  же   это   явится   ответом

            На   тот  вопрос,   зачем   сопротивлялся

            Я  дать   свои   секреты,  но  и...  сдался.

            Лишь   сердце   может  истинным   стать  Светом!

 

            А  я   был  неспособен   передать

            Ученье  тем,   кто  сам   не  в  силах    взять...

 

 

СКАЗКА  О  ФЛЕЙТЕ

      

 

      По  мотивам  притчей  Руми  и  Санайи.

 

В  стране,  где  звук  фригийской  флейты

Звучит,   как  эхо  снежных  гор,

От  древних  греков  до  сих пор,

Живут  и ныне  злато  бейты.

 

Живая  память  о  Руми,

О  богоявленном  поэте,

Поет  и  здесь,  в  моем  сюжете,

Как  отзвук  гимнов  «Маснави».

 

Как  знать  о   том,  где  взрос  сюжет

Его  стихов  и  притчей  дивных?

В  веках минувших,  кратких,  длинных?

Или  в  мгновеньях  «да»  и  «нет»?

 

О  тростнике  повествованье

Ведется  в  притче  у  Руми,

Но  в первый  раз  сам  Сана¢и

Нам  подарил  сюжет-признанье.

 

                                    ((()))

 

Давным-давно  жил  грозный  Царь.

Он  поверял  свои  секреты

Когда-то  мне.   А  я  на  это

Стихи  писал,  и  прятал  в  ларь.

 

О  том  ларце  прослышал  кто-то

Из  приближенных  царских  слуг.

И  одолел  его   испуг,

Засела  крепко  в  нем  забота

 

О  разглашении  секретов,

Что  выдавал  поэту  Царь.

Такого  не  было  же  встарь,

Ввиду  строжайших  норм,  запретов.

 

И  вот,  сановники  решили

Забрать  ларец,  да  сжечь  мой  труд,

Извлечь  Царя  из  крепких  пут!

Постановили…  согрешили...

 

«Запрещено  Царю  делиться

Своими  мыслями  с  поэтом!

Сонеты  сжечь  перед  рассветом,

Поэта  выслать  из  столицы!»

 

И  Царь,  увидев  сей  приказ,

Не  пожелал  его  исполнить.

Тогда  пришлось  ему  напомнить,

Что  он…  не  вечен,  лишний  раз.

 

Что  сын  его  уже  подрос,

Что  дочке  замуж  де  пора,

Что  нет  убытка  для  двора,

Коль  не  сует  поэт  свой  нос

 

До  царских  тайн,  что  свет  ума

Сиять  не  должен  для  других

Людей  никчемных  и  простых,

И  что  пустеет  де  казна.

 

На  это  Царь  ответил  так,

Как  подобало  бы  Царю:

-          Я  слуг  своих  всегда  ценю,

И  вижу,  кто  мне  друг,  кто  враг.

 

Но  с  той  поры  Царь  занемог

От  невозможности  делиться

Своими  тайнами  и,  мнится,

Он  заточил  свой  ум  в  острог.

 

Уж  он  ни  с  кем не  говорил,

Как  говорится,  по  душам.

Молился  тихо  по  ночам,

Желанья  духа  укротил.

 

Да  все  болел,  страдал,  худел…

И  вот  уж  лекаря  ведут,

Лекарства  в  скляночках  несут,

Но  Царь  и  слушать  не  хотел.

 

И  подошел  к  нему  тогда 

Один  из  лучших  слуг  и  вот

Он  говорит:  -  Мой  Царь!  Народ

Весь  опечален.   Никогда...

 

Такого  не  было  с  тобой,

Чтоб  без причины  ты  болел,

И  столько  дней  не  пил,  не  ел,

И  ходишь,  словно  сам   не  свой.

 

Но  догадался  я, что  ты,

Великий Царь  мой  дорогой,

Теперь  рискуешь  и  собой!

Из-за  запрета!  Все  тщеты…

 

Я  знаю,  что  тебя  спасет.

Езжай  на  Озеро,  и  там

Ты  обратишься  к небесам,

И  дух  твой  почву  обретет.

 

На  этом  Озере  тишайшем

Нет  никого,  кто  бы  тебя

Услышал  вдруг  -  вода,  земля,

Трава,  тростник  в  пуху  тончайшем.

 

И  тайну  сердца  своего

Ты  сможешь  смело  говорить,

И  тем  здоровье  укрепить,

И  не  бояться  никого.

 

Все  так  и  сделали  они.

На  дальнем  Озере  Царю

Был  собран  домик  поутру,

Где  проводил  Царь  целы  дни…

 

Там  говорил  он,  что  хотел,

Без  опасенья  и  запрета,

Без  обсужденья  и  совета.

Итак,  воскрес  для  царских  дел!

((()))

 

В  стране,  где  звук  фригийской  флейты

Знаком  от  мала  до  велика,

Хранится  свет  святого  лика,

Руми  напевы  -  злато  бейты.

 

Из  тростника,  что  рос  вокруг

Того  лесного  Озерца,

Воскресла  флейта  мудреца!

Она  звучит  и  ныне,  друг!

 

И  расточает  дар  секрета

Не  наобум,  а  лишь  тому,

Кто,  натянув  свою  струну,

Ей  подпевает  в  час  рассвета.

 

 

                        ЖАЛОБА    САТАНЫ

 

 

Святым  наставником  у  ангелов  я  был...

Я  был  ближайшим  другом  Бога  до  того,

Как  пал  до  уровня  земного...  Но  лицо...

Мое...  небесное!  А  род  людской...  забыл!

 

Служил  я  Богу  много  тысяч  лет  подряд

И  был  так  свят,  что  человеку  не  понять,

Ведь  самому  ему  сие  не  испытать.

Но  совершен  был  надо  мною  Зла  обряд...

 

Итак,  я  пал,  хотя  гнездом  любви  осталось

Мое  болезненное  сердце,  и  огонь

Горит  так  жарко,  словно  солнечная  боль

В  оковах  тяжести...  Душа  же  расплескалась!

 

И  я  теперь  по  капле  души  собираю:

Где  уловлю  в  силки,  где  хитростью  возьму,

Где  змеем  сладости  тихонечко  вползу,

А  где  и  попросту,  за  деньги  покупаю!

 

Но  продают - то  больше  хилые  душонки,

От  тел  красивых  и  охочих  до  наград.

За  славу,  золото  текут  они  уж  в  ад, 

А  мне  все  польза  за  трухлявые  деньжонки.

 

Бывает,  жирную  я  душу  и  найду...

Красива,  доблестна  и  даже  широка,

Бывает  изредка  умна  и  глубока.

Такую  с  трудностью  себе  приобрету.

 

Но  вы  спросите,  для  чего  мне,  Сатане,

Сим  ремеслом  неблагодарным  заниматься?

Да  без  меня  ведь  вам  в  раю  не  оказаться!

Без  зла  и  смерти,  без  проклятия  на  мне!

 

Да, проклял Бог  меня,  и,  руки  мне  связав,

Он  в  Воды  Жизни  кинул:  -  Только  не  промокни!!!

Смеясь,  оставил  на  земле.  Вы  не  оглохли?

Со  мною  так  Он  попрощался,  дну  отдав...

 

А  я  горю  и  ныне  пламенем  огня

И  покупаю  потихоньку  души  ваши,

Иль  отбираю,  коль  под  тяжестью  поклажи

Душа  скукожилась,  от  бед  своих  скорбя.

 

И  только  ангелы  мне  слугами  остались,

Вот  это  преданность  благих  учеников,

Что  даже  падшему  учителю  веков

Они  верны.  Вернее  верных  оказались!

 

Ведь  часто  “верные”  учителя  подводят,

Иную  веру  изберут,  ученье,  Бога.

Не  таковы  созданья  солнечного  Слога,

Они  и  ныне,  в  Сатане  свое  находят...

 

Бог  приказал  мне  поклониться  человеку,

Но  как  могу  я,  ведь  за  много  тысяч  лет

До  сотворенья  человека  видел  свет!

Служил  я  Богу  и  теперь  иду  сквозь  лету...

 

Храня  Воление  Его,  но  не  приказ...

Я  лишь  Ему  покорен,   а  не  грубой  глине,

Из  коей  сделан  был  Адам  в  Его  долине.

Я  лишь  пред  Богом  не  открою  хитрых  глаз.

 

А  вам,  лукаво  улыбаясь,  так  скажу:

- Хотите  счастия?  А  славы?  А  богатства?

Успеха  в  деле  или  даже  просто  братства?

Я  рядом  с  вами!  Я  мгновенно  услужу!

 

Живите  полною  душою,  мне  она

Потом  сгодится.  Не  заметите  вы  сами,

Как  обменяетесь  со  мною  вы  местами,

И  вас  похвалит  лишь  за  это  голова!

 

От  удовольствий  грех  великий  отказаться.

Молитвы  -  праведникам,  это  дело  их.

А  вам  -  борьба  за  процветание  своих

Домов,  детей!  Иначе...  можно  оказаться

 

Вам  в  неудачниках,  и  счастья  не  узнать.

Коль  славы  нет  среди  друзей,  то  вам хула,

Коль  нет  для  тела  удовольствия   - беда,

Зачем  и  жить  тогда,  коль  скоро  умирать?

                                   

Я  много  слов  для  вас  прекрасных  насбирал,

Вы  только  слушайте  и  тихо  мне  внимайте,

Что  неприятно,  то  легонько  отметайте,

Но  я  вам  умную  науку  показал.

 

Я  научу  вас,  помогу  и  одарю,

Я  дам   вам  молодость,  богатство  и  успех,

И  удовольствия  заслуженных  утех,

И  никого  потом  из  вас  не  укорю!

 

Вы  только  слушайте  и  тихо  мне  внимайте...

За  ваше  счастие  радею  я  душою,

Хоть  и  не  светлой,  но  горячею,  большою.

Я  рядом  с  вами,  вы  меня  не  прогоняйте...

 

Творенье  Божье  Я,  об  этом  не  забыли?

А  все,  что  создал  Бог  -  во  благо  для  людей.

Для  обучения  я  здесь.   Я  -  для  друзей!

Учу  я  вас,  учу  себя...  как    жили - были...”

 

Мое  горение  телесного  огня  -

То  кровь  людская,  что  от  плотского  желанья.

Я  ваш  помощник  -  пыль  дороги  мирозданья.

Ведь  без  дороги  не  познаете  себя.

 

Я  ваша  часть,  пусть  не  большая,  но  с  умом!

Проклятье  Бога  я  на  тягостном  пути.

От  человеческого  скоро  не  уйти...

Все  возвращается  извечно...   Но  потом...

 

Потом  и  Я,  поймите,  глупые  созданья,

Вернусь  к  Себе,  на  место  прежнее,  коль  вы

Не  пожалеете  отдать  мне  те  труды,

Что  совершаете  для  блага  созиданья.

 

Вы,  созидатели!  Подобие  ли  Бога

Созданья  ваши  и  “полезные”  плоды?

А  не  устали  ль  вы  от  бденья  суеты?

Я  нынче  жалуюсь  у  Божьего  порога...

 

Душонки  жалкие   все  больше  расплодились,

Не  интересно  их  ни  брать,  ни  отбирать,

И  уж  не  стану за  гроши  их  покупать,

А  души  сильные...  еще  не  проявились...

 

Хотя  и  ждут   они  меня,  дабы  сразиться,

И  я  их  жду,  хоть  мелочевку  собираю,

От  скуки  разве  что,  на  почести  меняю,

Но  жду  того,  пред  коим  стоит  преклониться!

 

Кто  мне  на  жалобу  ответит?  Где  ты,  друг?

Ты  содрогаешься  от  “друга”?  Почему?

Я  не  напрасно  здесь,  и  многому  учу,

Я  завершаю  существа  земного  круг.

 

Адам  из  глины...  Я  же  создан  из  огня!

Да  разве  глина  воспротивится  огню?

Вы  только  вслушайтесь...  О  чем  я  говорю...

Не  приказанию,  а  Воле  верен  я.

 

Воленью  Господа  я  только  и  покорен,

Все  остальное  для  меня...  всегда  игра.

Я  воплощение  для  вас  земного  зла.

Друзья,  поэтому  я  смел,  силен,  задорен!

 

Монотеистом  назовите  вы  меня.

Мой  бунт  лишь  святость  Бога  здесь  провозглашает,

И  зло  сражается  с   добром,  а  не  мешает!

Горите  пламенем,  не  бойтесь  же  огня!

 

 

 

Фрагмент из книги  «Золотой Венец», 89 Kб

 

Санайи  (1070 – 1140)          

 

Санои,  Абу  аль-Маджд  Маджуд ибн  Адам  (1070-1140 гг.)  -  персидский  поэт.  Зачинатель  жанра  дидактической  религиозной  поэмы,  в  которой  изложение законов развития  человека  сопровождается  притчами.  Примерно  до  40  лет  вел привольную  жизнь  поэта-панегириста  в  разных  городах Хорасана.  Обратившись  к  суфизму, написал  в Серахсе  короткую  поэму   Странствие  рабов  к  месту  возврата  (Сайр  аль-ибад  или-ль-маод),  изобразив  путь  человеческой  души  к Богу  под руководством наставника.  Вернулся  в  Газни  в  1125 г.  и  посвятил  себя религиозной деятельности.  В 1131 г.  написал свое  главное сочинение  -  поэму  Сад  истин (Хиндикат  аль-хагаик),  послужившую  образцом  для  поэмы  Сокровищница  тайн  (Махзан  аль-асрар)  Низами,  а  затем  и  для  Месиеви  манави  Руми.

 

Всеобщий  разум -  это  крыша.  Ну,  а  к  ней

Ведет  лишь  лестница  из  чувств  души  твоей.

 

САД  ИСТИН - притчи Санайи в прозе

 

 

Желаю Вам света понимания и радости мироощущения!

С любовью, Феано

 

 



Галактический Ковчег Войди в Нирвану! Рейтинг SunHome.ru

Технология: Optimizer
Хостинг на Parking.ru